Правый и левый – Ответы@Mail.Ru: Что такое «левые» и «правые» политические силы? И откуда пошло такое название

Что такое политическая идеология. Кто такие правые и левые?

«У того, кто в шестнадцать лет не был либералом, нет сердца; у того, кто не стал консерватором к шестидесяти, нет головы».

Бенджамин Дизраэли, премьер-министр Великобритании

Политическая идеология – это система идей и взглядов на политику, представлений о политическом идеале и способах его достижения. Идеология объясняет, как должны быть устроены власть, общество и государство. Она определяет политические цели и методы партии, движения, группы или целой страны.

Например, коммунистическая идеология предполагает общественную собственность на средства производства, полное социальное равенство. Главным методом перехода от капитализма к коммунизму провозглашается революция.

Идеология — это хорошо или плохо?

Опасность любой идеологии в том, что она упрощает действительность, рисует ее схематично. Таким образом, идеология позволяет манипулировать общественным сознанием. Если в определенном обществе идеология является общегосударственной, обязательной и навязывается сверху — это общество уже нельзя считать демократическим.

В то же время политическая идеология может работать во благо. Она дает систему ориентиров и ценностей, настраивает на достижение определенного идеала. Идеология объединяет людей, может мобилизовать их на решение определенных задач.

Коммунизм был официальной идеологией в Советском Союзе. Фото: РИА Новости / Лев Поликашин

Кто такие правые и левые?

Традиционно представителей различных идеологий делят по политическому спектру — на левых, правых и центристов. Эти термины появились в эпоху Великой французской революции: в Национальном собрании по правую руку от председателя садились сторонники королевской власти, а по левую руку — республиканцы, сторонники революционных преобразований (якобинцы)

В сегодняшней политике правыми называют тех, кто выступает за «естественное неравенство», капитализм и рыночную экономику. Левыми называют сторонников социального равенства, сторонников активного государственного вмешательства в экономику.

Левые — политические силы, которые выступают за активное вмешательство властей в экономику, за социальную защиту, равенство. Они призывают к радикальным реформам или революционным методам. К левым относят коммунистов, социалистов и анархистов.

Правые — это те, кто выступает за сильное государство, стабильность, охрану частной собственности. Правыми могут быть и либеральные, и консервативные партии. К правым обычно относят сторонников капитализма, монархистов, а также националистов. Правые отрицательно относятся к революционным методам, выступают за постепенные изменения.

Центристы — политические силы, занимающие промежуточные позиции между правыми и левыми. Они ориентируются на компромисс и сотрудничество. Например, центристами могут быть социал-демократы — сторонники бо́льшего социального равенства при сохранении демократических свобод.

Заседание четвертой Государственной Думы. В дореволюционной Думе монархисты сидели справа от председателя, а социалисты — слева. Фото: duma.gov.ru

Кто такие консерваторы, либералы и радикалы

Основными современными идеологиями принято называть консерватизм, либерализм и радикализм.

Консерватизм – это охранительная идеология. Консерваторы выступают за сохранение существующего порядка, укрепление общественных устоев. 

Главные ценности консерваторов — государство, церковь, семья и другие традиционные общественные институты. Консерваторы обычно признают общественное неравенство естественным и выступают против активного государственного вмешательства в экономику.

Консерваторы выступают против радикальных реформ и революции, поддерживают лишь постепенные эволюционные изменения.

Либерализм – это идеология свободы. Главные ценности либералов: демократические свободы и права человека, экономическая свобода, частная собственность, индивидуализм.

Либералы провозглашают абсолютную ценность человеческой жизни, политическое равенство. Выступают за изменение общества путем реформ, против насильственных преобразований.

Радикализм – это идеология кардинальных перемен. Радикалы выступают за решительное изменение общественных и политических институтов. Например, призывают к полному огосударствлению экономики, изъятию частной собственности и перераспределению материальных благ.

Радикалы стремятся к быстрым переменам, а потому часто выступают за силовые методы — вплоть до экстремистских и террористических.

Радикалы могут быть левыми (например, большевики) и правыми (например, неофашисты).

Ультраправые на «Русском марше» в Москве. 2013 год. Фото: Reuters

Какие еще виды идеологии бывают?

Помимо левых и правых, радикалов, либералов и консерваторов можно выделять более узкие идеологические направления. Например, социалисты и коммунисты относятся к левым, но у них тоже есть свои идеологические различия.

Коммунисты стремятся к тотальному равенству, централизованной экономике, распределению материальных благ, к абсолютному госконтролю в социальной сфере — в образовании, здравоохранении и т.п.

Социалисты выступают за социальное равенство, активную поддержку государством социально незащищенных слоев населения, усиление госконтроля в экономике.

Социал-демократы выступают за социальную справедливость, активное участие государства в жизни общества и управлении экономикой при сохранении основных свобод и развитии демократии.

Клерикалы придерживаются религиозной идеологии, выступают за ведущую роль церкви в общественной, политической и культурной жизни.

Либертарианцы провозглашают главными ценностями личную свободу, индивидуализм и частную собственность, стремятся минимизировать государственное вмешательство в жизнь человека.

Монархисты выступают за власть монарха — царя, короля, императора.

Националисты провозглашают приоритет интересов своей нации, считают нацию главной составляющей государства.

Перечислить все виды идеологии невозможно — их десятки, если не сотни: вплоть до таких экзотических, как анархо-феминистки, криптоанархисты или экофашисты.

«Чем отличаются левые и правые либералы?» – Яндекс.Знатоки

Разберем каждый из терминов по отдельности, чтобы создать четкую картинку:

  • Либерал — это тот, кто придерживается либеральной идеалогии, то есть принципов политической свободы индивида, равных стартовых условий для всех граждан и миниального участия государства в распределении материальных благ. В случае либерализма государства правит не для людей (For the people), а «людьми» (By the people). Таким образом, условный либерал — это самостоятельная единица политической и гражданской свободы.

Разделение на левых и правых крайне условно еще с появления термина. Термин появился во Франции, где в Национальном Собрании в период Революции справа и слева от центра сидели члены партий с диаметрально противоположной повесткой. Сейчас основная разница между правыми и левыми выражается в вопросах собственности и ее распределения.

  • Правыми можно назвать условных консерваторов-капиталистов. Традиционно к данному течению относили идеи, подразумевавшие широкую степень индивидуализма в экономике, нерушимость частной собственности как принципа и жесткую систему социальной иерархии, приверженность традициям. К таким движениям, например, относятся Консервативная партия Британского парламента, Демократы в США, ЛДПР в России.
  • Левые представляют более коммунитарное мировоззрение: их идеи часто сходятся на необходимости национализации частной собственности, создании равных для всех граждан условий, возможностей и позиций, снижении влияния государства на все сферы общества.

Таким образом, деление на левых и правых либералов в данном контексте будет подразумевать скорее те механизмы и модели, которые предлагает движение/партия/лидер в решении социально-политической повестки.

Левые либералы — ближе к социализму

Правые либералы — ближе к консерватизму

Сравнение условное, как и само деление.

Чем левый либерализм отличается от правого? – ответы на главные вопросы

Левые либералы появились позже, чем классический либерализм, так что их могут еще называть «современными». Если для правых либералов главная тема — свободный рынок, то левые чаще всего говорят о поддержке угнетенных меньшинств. Если вы слышите критику либералов, особенно в нынешнем американском контексте, то, как правило, имеется в виду именно эта их черта: они, дескать, слишком много думают о меньшинствах и забывают о большинстве. Радикально настроенные критики могут называть их социалистами, даже коммунистами.

Типичным примером леволиберального правительства была администрация Обамы в США. Скандинавские правительства последних десятилетий тоже можно описать как леволиберальные, если не социал-демократические (последняя позиция предполагает усиление акцента на государственном регулировании экономики, хотя разницу между левыми либералами и социал-демократами не всегда можно проследить).

Основной спор

Полемику между левыми и правыми либералами можно свести к двум измерениям: вопросам о налоговой системе и позитивной дискриминации. Левые либералы исторически выступают за прогрессивную шкалу налогообложения и разумно высокий уровень налогов для тех, кто зарабатывает очень много или у кого очень много собственности. Эта дискуссия вновь актуализировалась сейчас, в частности, под влиянием работы Томаса Пикетти «Капитализм в XXI веке», в которой показано, что вместе с замедлением темпов глобального экономического роста уровень неравенства растет по всему миру. Правые либералы отвечают, что любые налоги, которые люди платят сверх тех услуг, которые им оказывает государство, — это грабеж. Я могу платить высокие налоги при условии, что понимаю, что мне государство возвращает взамен, — например, в виде современной армии или эффективной полиции. Но идея перераспределения доходов от богатых к бедным при помощи бесплатного здравоохранения, образования и каких-то других систем, с точки зрения правых либералов, является аморальной. Мы можем помогать другим людям, если сами этого хотим. Но это не должно быть принуждением со стороны государства.

Правые либералы утверждают: если вы выступаете за честный рынок, вы полагаете, что у всех индивидов на старте одинаковые условия. А больше ничего для свободы и справедливости не нужно — любое вмешательство сделает только хуже. Поэтому правые либералы выступают против разных форм позитивной дискриминации: специальные условия никому не нужны. Талантливый человек из плохого района все равно сможет многого добиться в жизни, если у всех равные возможности. Даже если это будет тяжелее, чем его богатому сверстнику. При этом для правых либералов всегда очень важна тема благотворительности. Если ты богатый человек и хочешь поделиться своими деньгами, никто этого не запрещает. Это твой частный выбор, и ты как разумный рыночный агент можешь распоряжаться своими деньгами по собственному усмотрению.

У леволибералов универсального ответа на все проблемы в стиле «рынок все отрегулирует» нет, они считают, что нужно каждый раз искать баланс индивидуальных свобод и общественного блага. Когда мы принимаем решение относительно, например, квоты для женщин в парламенте, нужно думать о том, как эти квоты должны быть устроены, действительно ли они нужны, действительно ли так будет лучше. Из леволиберальной перспективы проще критиковать социальные практики, которые нас окружают. Когда леволибералы выступают за ограничение оборота оружия, они апеллируют к тому, что государство должно это регулировать ради общей безопасности. Правые либералы будут говорить, что это просто рынок и вмешиваться не надо: если пистолет может купить каждый, мы в равных условиях.

Левые и правые

Интернет-передача «Обретение смыслов»
Тема: «Левые и правые»
Выпуск №156


Степан Сулакшин: Добрый день, друзья! На сегодня мы запланировали категорию «левые и правые» применительно к некой градации политического спектра. Могут ли левые быть правыми, а правые левыми? Вообще это полушуточный вопрос, на самом же деле это терминология и категория политической науки, политической практики, политического словаря. Будем разбираться с этим. Начинает Вардан Эрнестович Багдасарян.


Вардан Багдасарян: Если мы говорим «правые» и «левые», то, естественно, возникает вопрос, относительно кого они находятся справа и слева. Здесь нужна какая-то система координат. Исторически, генезисно было понятно, что они находились справа и слева от королевской власти.

Происхождение понятия «правое и левое», как и многое другое, перенесенное на всеобщий европейский, а потом и мировой контекст, было связано с Францией, с Французской революцией, когда в Национальном французском парламенте сторонники короля располагались справа от него, а противники королевской власти располагались слева. Оттуда, собственно, и пошло понятие «правое и левое».

Дифференциация правых и левых была связана с определенной исторической эпохой, с определенным историческим контекстом. Давайте попытаемся разобраться, что здесь первоначально, и как классифицировались правые и левые. Дело в том, что существуют различные критерии этой классификации. Мы будем говорить относительно экономики, социальных отношений, культуры. Итак, начинаем.

Если рассматривать экономическую дифференциацию, то под правыми понимались те, кто изначально был сторонниками частной собственности, рынка, рыночных частнособственнических отношений. Левые же выступали за регулируемую экономику, за свертывание частных, частнособственнических отношений, за коллективную форму хозяйствования.

Что касается социальных отношений, то правые — приверженцы идеи фундаментального неравенства, когда аристократия господствует и занимает преференционное положение в обществе. Левые выступают за фундаментальное равенство, что прямо противоположно идее правых.

В плане политических критериев правые выступают за монархизм, автократизм, иерархизм, левые — за демократию. Ультралевые вообще выступали за упразднение государства, и в этом спектре анархизм — полярная этому точка зрения.

В вопросе об идентичностях правые — за жесткий национализм, жесткую партикулярную национальную принадлежность, левые — за интернационализм, когда национальное нивелируется и исчезает в левой перспективе. В вопросах религии правые придерживаются религиозного фундаментализма, делают упор на религиозные ценности, веру в Бога, левые — атеисты.

Если же мы посмотрим на конкретные партии, то трудно назвать в какой-либо конкретной стране, конкретной политической ситуации партийно-политическую группу, которая бы по всем критериям четко увязывалась с полюсом левых или полюсом правых. В действительности реальная комбинация возникает из различных соотношений этих многочисленных спектров. Эти спектры могут быть продолжены и у одной и той же партии могут сочетаться в разных комбинациях.

Например, в условиях регулируемой экономики, регулируемого хозяйства может быть сильная автократическая власть, что в традиционной дифференциации относилось бы к правому полюсу. То есть в действительности четкая градация на левых и правых исчезает, и понятно, что в методологическом плане нужен выход на новую ступень осмысления, нужен уход от этой жесткой упрощенной поляризации левых и правых и введение множественного, многокритериального подхода с разграничением партий и конкретных идеологий по каждой из составляющих этого спектра. Этот спектр традиционно представлялся в виде некой прямой, где есть один полюс, и есть другой полюс.

Но вот происходит капиталистическая монополизация, капитализм превращается в империализм, и в конечном итоге одна монополия подчиняет себе другие, создается масштабная сверхмонополия, охватывающая весь мир. Поскольку обеспечивается максимальная концентрация, осуществляется скачок, и происходит переход к социализму, так как вся эта система уже к нему подготовлена, потому что в рамках этой единой монополии все обобществлено.

Если же существует власть одного человека — сверхмонарха, автократора, когда он подчиняет, нивелирует и подавляет всю элиту, то, когда эта элита подавляется, под ним оказывается абсолютное фактически равенство, и следующим шагом эта система с абсолютной властью автократора может трансформироваться в демократию. Поэтому эти полюса могут сходиться.

Сегодня в формировании новой идеологии возможна сверхзадача сочетания элементов, характерных в традиционном делении для разных полюсов. Что может предложить новая идеология в экономическом плане? С одной стороны, коллективное ведение хозяйствования или коллективизм, с другой стороны, частный интерес человека, его заинтересованность в труде тоже должны быть учтены, то есть происходит соединение начала, традиционно связываемого с левым полюсом, и начала, связываемого с правым полюсом.

В социальном отношении действительно есть фундаментально равенство. Люди равны по своему происхождению, они равны, как говорили прежде, в Христе, в Боге, но должна быть не только олигархическая аристократия, но и духовная. Этим обществом должны руководить лучшие, и они должны вести это общество к свершениям.

В политических соотношениях демократия находится на левом полюсе, но должен быть и лидер, должны быть политические элиты, причем элиты не в современном, подмененном плане, то есть элиты олигархические, а элиты, состоящие из лучших, которые ведут это общество, и снова происходит соединение правого и левого полюсов.

Что касается национальной идентичности, то, безусловно, национальный этнический фактор принципиально важен. Через раскрытие этничности происходит обогащение человечества, но и общее для человечества, единый ценностный пакет — человечество с большой буквы — тоже должно присутствовать. Опять-таки, здесь есть соединение левого и правого полюсов в новом идеологическом, религиозном строительстве.
Безусловно, существуют некие трансцендентные идеи, но они вместе с тем должны опираться не на одну только веру, но и на научный фундамент. Опять-таки, соединение того, что было в традиционной поляризации, рассредоточено по противоположным полюсам, и, несмотря на то, что все политологические учебники описывают модель XVIII века, при делении на правых и левых гуманитарная наука нуждается в определенной методологической визе, и эта виза должна заключаться в переосмыслении феноменологии политического спектра.


Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Владимир Николаевич Лексин.


Владимир Лексин: Понятие «правое и левое» как понятие, характеризующее нечто противоположное, гораздо старше времен Французской революции. Во французском парламенте в центре сидели жирондисты — умеренные республиканцы, справа — фельяны или сторонники сохранения монархии с определенными конституционными и иными улучшениями, и слева сидели якобинцы — сторонники радикальных революционных действий.

Гораздо раньше, по крайней мере, в течение 3-х тысячелетий, с тех пор как появился сначала Ветхий Завет, затем гораздо позже Новый Завет, существовало понятие «одесную и ошуюю». Слово «одесную» означало место, где находятся правильные, праведные люди, а «ошуюю» — место нераскаявшихся грешников, никуда не годных людей.

Таким образом, с помощью понятия «правые и левые» даются очень серьезные оценки. Они исторически, семантически, культурно укоренены в нашем сознании еще со времени Французской революции как политический облик правых и левых. При всем их смешении, при невероятной сумятице, микшировании одного в другое это понятие и сейчас реально существует.

В свое время левых очень хорошо охарактеризовал в знаменитом «Левом марше» Владимир Владимирович Маяковский. Я помню, как в школе мы его учили и с пафосом рассказывали. В этом стихотворении агрессивно-освободительный напор левизны был явлен так, как, наверное, нигде больше в мировой литературе и истории.

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше слово, товарищ маузер.
Довольно жить законом,
Данным Адамом и Евой.
Клячу историю загоним.
Левой! Левой! Левой!

Здесь происходит очень четкое отвержение всего, что было до того, происходит смещение акцентов, перенос всего как бы в совершенно другую плоскость.

Все мы, учившие историю, прекрасно знаем, что понятия «левые» и «правые» стали очень четко меняться. Известный русский философ Семен Франк в 1930 году написал статью о смене правого и левого. Там есть такие слова: «До 1917 года для всякого политически грамотного человека „правые“ означало реакцию, угнетение народа, аркчеевщи¬ну, подавление свободы мысли и слова, „левые“ — освободительное движение, освященное именами декабристов, Белинского, Герцена. „Левые“ — это сочувствие всем униженным и оскорбленным».

Однако, по мнению Франка, и это подтвердили события Октябрьской революции, к которым он как бы апеллирует, и вообще все исторические события, произошедшие в течение последних 3-х веков, ситуация полностью изменилась. Франк говорит, что если при господствующем политическом порядке до 1917 года было привычным делом рассматривать правых как людей, находящихся у власти и охраняющих эту власть, то, как только левые, революционеры, те самые потомки декабристов и прочие взяли власть в свои руки, они стали хранителями, консерваторами, теми, кто начинает защищать эту власть.

Те же, кто были правыми, и те, кто были побеждены в это время, волей-неволей вынуждены были взять на себя роль реформаторов и в какой-то степени даже революционеров. Вот эта смена при захвате власти правых и левых очень существенна, и она во многом определяет всю сумятицу и нечеткость в определении этих понятий. Нельзя дать четкое определение, кем ты являешься сейчас, вот в эту минуту, — правым или левым, потому что неизвестно, кем ты станешь после того, как власть попадет в твои руки, или изменится твое положение.

Как это все реализуется сейчас в практиках отношений к жизни? За что, собственно, выступают сейчас те, кого принято называть левыми? Как это ни удивительно, в значительной степени левые сейчас связаны с теми, кого принято называть людьми либерального лагеря.
Они ратуют за снижение налоговой нагрузки, полную свободу предпринимательства, построение истинно капиталистического общества, полностью профессиональных вооруженных сил, отсутствие цензуры и интеграцию державы, страны, социума в мировую, читай — в западную экономическую систему, которая в настоящий момент сама переживает острый системный кризис.

У теперешних правых несколько иное отношение ко всему этому — это национализация природных ресурсов. Об этом, кстати, недавно говорил лидер партии, которая почему-то до сих пор считается правой, хотя по идее она должна быть левой, гражданин Зюганов. Представители этой партии внесли в Государственную думу очередной законопроект о социальной справедливости, нивелировании в значительной степени экономического положения людей, то есть как бы выравнивании всех по доходам и так далее.

Почему же в наше время происходит такая сумятица? Почему сейчас нет четкого понятия правых и левых, и может ли оно вообще быть? Сейчас понятия левизны и правизны связаны с деятельностью определенных партий, и рассматривать левых и правых вне контекста реального политического расклада, политического спектра, политических партий, которые сейчас существуют, бессмысленно.

Партии берут лозунги правого и левого тогда, когда они либо борются за власть, либо позиционируют себя в этом плане и так далее. Поэтому неудивительно, что сейчас к левым начинают относить не только КПРФ, но и партию «Справедливость», и туда же входит половина людей из партии «Правое дело», и Бог знает, кто еще.

В любом случае крайне важно понять, что сейчас правое и левое — это часть политических доктрин, политических лозунгов, политических заявлений партий, которые очень легко меняют свое обличье и становятся из правых левыми не тогда, когда они захватывают власть, потому что власть у нас давно захватила одна партия, а тогда, когда меняется политическая конъюнктура, или, когда нужно к кому-то примкнуть.
Сама по себе левизна — это очень любопытное историческое явление. Она непременно предполагает энергию, порыв к смене того, что сейчас существует, и поэтому левизна не может долго быть в одном и том же обличье. Дело левых — это, как правило, дело молодежи, людей среднего поколения, а далее, как писал поэт, «до 30-ти поэтом быть почетно, и срам кромешный после 30-ти».

Вот поэтому почти все деятели крайне левого толка очень редко доживают в таком состоянии до политической зрелости. Я знаю только одного известного человека, оставшегося левым до конца своих дней. Это известнейший французский философ Мишель Фуко, оказавший влияние и на западную, и на нашу философию. Он одновременно поддерживал и хунвейбинов, и новых левых во Франции. Он поддерживал все, что с его точки зрения было в духе Че Гевары, было революционным, направленным на то, чтобы изменить существующую ситуацию.
А ситуацию нужно менять обязательно, и поэтому левизна — это, наверное, сейчас тот фермент, который позволяет обществу двигаться в нужном направлении, несмотря на то, что это явление само по себе временное. Спасибо.


Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. Хочу поблагодарить своих коллег за то, что они привели достаточно много исторических и страновых примеров, из которых следует, кто такие левые, и кто такие правые. Иногда понять это трудно, потому что они меняются местами в зависимости от конкретных исторических условий, и поэтому хочется привнести некую логику в методологию нахождения ответа на вопрос, в чем же смысл этого позиционирования.

Понятие «левые и правые» указывает на то, что есть некое одномерное пространство — налево и направо, но оно входит в понятие некой метрики пространства. Пространство не всегда одномерное, оно может быть и двумерным, и трехмерным, и многомерным. Пространство — это количественная метрика. Поэтому, говоря «левый и правый», часто почти сразу же начинают уточнять: центристы — это где-то между левыми и правыми, и есть левый центр и правый центр.

Возникает ощущение, что левые и правые — это понятие в пространстве политического позиционирования акторов или политических сил, которое можно характеризовать в мерном пространстве — более левый, более правый. Здесь чаще всего речь идет о партиях или о политиках государственного управления.

Каким же образом его можно охарактеризовать? Все кажется очень простым — левый или правый. Но как здесь ввести количественную меру? Социологи умеют это делать. Задается вопрос: насколько ты левый? Абсолютно левый, в значительной степени левый, преимущественно левый, левый, не очень левый, левоватенький, тяготеющий к левости. Возникает этакая гребенка позиций, мы их называем политическими частотами.

Идет такая же градация вправо — правоватенький, правый, очень правый, значимо правый, абсолютно правый. Так возникает количественная шкала. Почему же это важно? Потому что понятие политического позиционирования относится к самым разным содержательным темам. Вардан Эрнестович говорил, что левые и правые — это прежде всего отношение к труду и капиталу, к частной или обобществленной собственности.
Есть много других признаков, но есть и очень много других вопросов, не только вопросов собственности. Например, вопросы национальных или даже расовых отношений, вопрос абортов, вопрос отношения к религиям, вопрос войны и мира. В дискурсе общества, в политическом пространстве, в пространстве отправления власти, то есть следования неким ценностным предпочтениям и политическим позициям, таких вопросов очень много, а значит, и мерных осей тоже может быть много.

Эти оси тоже надо как-то обозначать в плане левых и правых. Это сложилось исторически, и об этом говорит основной конфликт труда и капитала. Но по этой оси можно назвать оранжевые, голубые, киевские события, Ющенко, Януковича. И тогда возникает вопрос — зачем вообще все это нужно, и куда это ведет? Как всегда, есть описательный подход, который позволяет просто обозначить, что эти такие, а те сякие. Что из этого следует? Да ничего. Это просто наименование, приклеенные ярлычки.

Мы проделали очень важную и интересную работу о том, что политическое позиционирование, количественное и мерное, дает важную методологию работы с политическим спектром, и не просто описательную — клеить ярлычки, а возможность получать новую информацию, новую характеристику состояния общества, пространства «общество — власть».

Эта идея родилась тогда, когда в физико-математических аналогиях стал очевидным радиочастотный спектр или частотный спектр волн, которые принимает телевизор, — низкие частоты, высокие частоты. Зачем он нужен? Есть так называемое преобразование Фурье — преобразование, сопоставляющее функции некой вещественной переменной, и есть статическая характеристика — спектр, позиционирование политических предпочтений. Как на сегодня, на эту секунду выстроена картина? А вот так — столько-то левых, столько-то правых, столько-то центристов. Это распределение и называется политическим спектром.

Так вот, из статической характеристики путем специального преобразования Фурье можно получить временную реализацию. То есть мгновенная характеристика политических предпочтений позволяет прогнозировать, как будет развиваться обстановка, пойдет ли она к революции, пойдет ли она к стагнации развития, возобладает парадигма консервативная или революционно-преобразовательная.

И это очень важно — получить инструмент, связывающий статичные состояния политического пространства, предпочтений, политических сил, общества с предсказаниями, прогнозированием, как будет развиваться обстановка в стране. Поэтому понятие многомерного политического спектра современное, оно находится на синтетическом стыке гуманитарно-математических представлений. Пока оно не очень распространено, но я уверен, что оно будет распространенным, потому что работает оно очень эффективно.

Теперь я могу вернуться и дать свою дефиницию того, что левые и правые (политический спектр) представляют собой как формула в методологическом когнитивном плане. Это звучит следующим образом. Левые и правые — это образное отображение противостоящих политических позиций и политических акторов на условной оси, количественно характеризующей указанные политические позиции и предпочтения.

Отсюда следует, что левыми и правыми могут быть и политики, и партии, и общественные группировки. Эта формула позволяет пройти в расширенное представление о политическом спектре и политической стратификации сложно устроенного политического пространства и общества. Если такой характеристикой — формулой дефиниции — мы будем пользоваться, то все остальные проистекающие смысловые пространства станут организованными, понятными и саморазвивающимися по этой логике, которая отталкивается от смысловой аксиоматики. Мне кажется, что это найдено, это очень интересно и важно.

Друзья, в следующий раз мы предлагаем взять категорию, которая весьма актуальна, она отражена в недавно принятом российском законе, это категория «экстремизм». Что это такое, будем разбираться. Всего доброго.


Чем отличаются «правые» от «левых» в политике

Политическая жизнь демократического общества и государства выстроена на принципах либерализма, который предполагает наличие различных точек зрения на ключевые вопросы, стоящие перед страной и миром. Разница во взглядах проявляется как в экономике, так и в других сферах жизни. Деление политических движений на «правые», «левые» и «центристские» является общепринятым во всём мире. Чем отличаются между собой полярные стороны этих взаимоотношений и в чём проявляются их взгляды?

«Правые» (в политике) – общественно-политические движения и идеологии, которые выступают за сохранение существующего режима, против резких реформ и пересмотра вопросов собственности. Конкретные предпочтения подобных групп будут отличаться в зависимости от региона и культуры, а также времени. Так, в начале 19 века американские «правые» политики выступали за сохранение рабства, а в начале 21 века – против проведения «медицинской реформы», которая бы делала обслуживание доступным для беднейших слоёв населения.

«Левые» (в политике) – это антипод «правых», собирательное название идеологий, выступающих за изменение политического режима, проведение масштабных реформ и воцарение социального равенства. К ним относят коммунизм, социализм, анархию, социал-демократию, а также иные политические доктрины. Во все времена «левые» политики требуют справедливости в её буквальном понимании, то есть не столько предоставления равных возможностей, сколько обеспечения равного результата.

Отличие

Традиционные названия политических лагерей появились ещё во времена Французской буржуазной революции. Это было связано с расположением представителей партий в Парламенте. Однако деление политических идеологий на «правые» и «левые» является достаточно условным и относительным, так как оно не даёт исчерпывающего представления об устройстве общества и государства. Очень важно учитывать пространственно-временной контекст и конкретную культуру.

К примеру, идея отстранения церкви от управления государством в 15-16 веках считалась крамольной. Тех же, кто активно выступал за неё и поддерживал рыночные ценности, можно было считать левыми. Прошло несколько столетий, и такая идеология стала доминирующей. Сегодня ярые сторонники рыночных ценностей, которые выступают за естественное неравенство, считаются «правыми» и вынуждены конкурировать с многочисленными «левыми» партиями.

Важнейший вопрос, разделяющий два политических лагеря – это отношение к собственности. Если «правые» очень активно выступают за сохранение статус-кво, то «левые» всегда готовы «отнять и поделить». Второй вопрос – это власть и её концентрация. Для «левых» централизация государства и сосредоточение полномочий в одних руках выглядит плохим сценарием развития государства, в то время как для «правых» это вполне естественно. Третий вопрос – иерархия общества. Для «левых» неравенство выглядит неприемлемым, в то время как для «правых» — естественным и нормальным.

Выводы TheDifference.ru

  1. Общественное устройство. «Правые» выступают за иерархию, разделение социума на определённые группы и классы, «левые» — за всеобщее равенство, где каждый субъект наделён равными правами.
  2. Отношение к собственности. «Правые» боготворят частную собственность и яро выступают за её защиту, «левым» близка другая позиция: национализация и обобществление.
  3. Отношение к власти. «Правым» нравится сильная власть, иерархичность, «левым» нужен плюрализм, уважение всех точек зрения.
  4. Права и свободы человека. Многие крайне правые идеологии демонстративно против демократии, а для всех «левых» движений её постулаты естественны и необходимы.

Кто такие правые и кто такие левые?

Правые — кто не согласен с существующим режимом и политикой. Левые кто создает эту политику на сегодня и владеет режимом. наверное так

Левые — это коммуняки, а правые — это нацики

Слышал: Наше дело правое и мы победим? Левые — это те, кто левой рукой …ухо чешет.

левые — с идеалами общественной собственности, а правые — с флагами свободы

в наше время это каждый для себя сам решать должен.

В Росии эти термины не работают. В Европе-то было как? Во время Великой французской революции на левых скамьях Конвента сидели сторонники более радикальных реформ, на правых — боллее умеренные. С тех пор «левыми» назывались сторонники социалистических идей, «правыми» — консерваторы. Но в России-то не так. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов он типа «левый», но он-то как раз консерватор!

во всём цивилизованом мире правые — это консерваторы, прверженцы христианских ценностей, националисты (Национальный фронт — Франция, Свобода -Украина и т д) , у нас нет настоящей правой партии, а те кто называет себя правыми — это просто клоуны, либерализм и правая идеология несовместимы

во французскую революцию, левые те кто за народ, а правые наоборот.

Правые и левые если мне не изменяет память родилось во Франции, политические конкуренты заняли заняли места, одни справа от председателя парламента, другие слева, так в лексикон вошло выражение правые и левые.

Правые-кто за предательство России, народа и личное обогащение! А левые-те, кто строил Россию для народа, вел ее ро пути созидания, а НЕ РАЗРУШЕНИЯ, кто обьединил в дружный союз людей всех нац-тей, сделал СССР независимой сильной страной. Но вечного нет ничего. Вовремя надо было «крышу» починить. Будущее однозначно за ЛЕВЫМИ!

Правые -это те которые пи***т левых, а левые-это те которых пи***т, в основном это не русские, (извините за нецензурные слова)

Правые — это те кто за чистую нацию то есть без хачей . Левые — это те кто за мир во всем мире. Грубо говоря шавки ( не имеющие своего мнения )

Правые поддерживают рыночную экономику, сдерживание миграции, ограничение роли государства в жизни общества. Левые же интернационализм, повышение налогов, регулирование государством экономики.

Организм должен быть един. Где бы видели вы, что рука правая была отдельно от левой. Правые, левые- разделяй и властвуй. Хозяин у них один.

И все же однозначного ответа нет? Странно, что никто доступно не объяснил эти понятия в своем понимании (не обязательно для России)

Правые это праворадикальные, то есть нацисты, расисты, фашисты. ЕЩЕ ОДНА ВЕРСИЯ: Правые — Русские (бью левых). Левые — не Русские (бью правых)

Правые типо О. К. П

левые это антифашисты а правые фашисты

Всем превет. Я правый

Левые (политика) — это… Что такое Левые (политика)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Левые.

В политике левыми традиционно называются многие направления и идеологии, целью которых являются (в частности) социальное равноправие и улучшение жизненных условий для наименее привилегированных слоёв общества. К ним относят социализм, социал-демократию, социальный либерализм, коммунизм, анархизм. Противоположностью являются правые.

В общем случае левые стремятся к установлению равных условий для всех людей, независимо от национальной, этнической, половой и прочей принадлежности — согласно идеалам Великой Французской революции «Свобода, равенство, братство» (фр. liberté, égalité, fraternité).

История

Заседание якобинского клуба (1791)

Термины «правые» и «левые» впервые появились во французском Национальном Собрании времён Великой Французской революции. В нём возникли три направления: справа сидели фельяны — сторонники конституционной монархии; в центре сидели жирондисты — умеренные сторонники республики; слева сидели якобинцы, выступавшие за радикальные преобразования. Таким образом, изначально правыми называли тех, кто желает сохранить существующее положение (консерваторов), а левыми — тех, кто выступал за перемены (радикалов).

До середины XIX века либералы, выступавшие как за политические свободы, так и за свободу предпринимательства, рассматривались как левые. Но затем, с развитием социалистических идей, левыми стали называть прежде всего их сторонников, стремившихся к социальному равенству. К левым относили социал-демократов, анархистов, анархо-синдикалистов.

Когда в первой половине XX века из наиболее радикального крыла социал-демократии выделились коммунистические партии, то их также относили к левым («крайне левым»). Однако левые традиционно выступали за расширение демократии и политических свобод, а коммунисты, пришедшие к власти сначала в России в 1917 г., а затем и в ряде других стран, были противниками буржуазной демократии и политических свобод капиталистического общества (при этом установление диктатуры рабочего класса, по их мнению, позволяет значительно расширить демократию, поскольку она становится демократией большинства народа[1][2]).

Взгляды ряда теоретиков коммунизма, которые признавали прогрессивное значение Октябрьской революции в России, но подвергали критике её развитие, а некоторые даже отвергали социалистический характер большевизма, видя в нём государственный капитализм, стали называть левым коммунизмом. Левая оппозиция в РКП(б) и ВКП(б) в 1920-е годы выступала за внутрипартийную демократию, против «нэпмана, кулака и бюрократа»

Рабочий, разбивающий цепи (символ Коминтерна)

Критика сталинизма на XX съезде КПСС, новый советский курс на экономическое развитие при политике «мирного сосуществования» с капиталистическими странами вызвали недовольство лидера Коммунистической партии Китая Мао Цзэдуна и лидера Албанской партии труда Энвер Ходжа. Политика руководителя КПСС Н. С. Хрущёва была названа ими ревизионистской. Многие коммунистические партии Европы и Латинской Америки вслед за советско-китайским конфликтом раскололись на группы, ориентированные на СССР, и «антиревизионистские» группы, ориентированные на Китай и Албанию. В 1960—1970-е годы маоизм пользовался значительной популярностью среди левой интеллигенции на Западе, но утратил популярность после смерти Мао и появления критических материалов о его политике.

В 1960-х годах в Западной Европе и США появились так называемые «новые левые», противопоставившие себя «старым левым». Они выражали протест против бездуховности «общества потребления», обезличенности массовой культуры, унификации человеческой личности и выступали за «прямую демократию», свободу самовыражения, нонконформизм. Социальной базой «старых левых» был промышленный пролетариат, а также крестьянство. Новые левые считали, в том числе в связи с этим, «старых левых» устаревшими и не имеющими перспектив, по крайней мере относительно стран Первого и Второго мира, в которых пролетариат и крестьянство всё больше утрачивали свои позиции, уступая новым типам работников постиндустриального общества.

В эпоху перестройки в последние годы существования СССР понятия «правизны» и «левизны» нередко употреблялось в смысле, противоположном принятому на Западе. Так, либералов и антикоммунистов часто именовали «левыми», а традиционных ортодоксальных коммунистов — «правыми».[3]

Традиционные критерии определения «левых» и «правых»

Традиционное[4][неавторитетный источник?] направление от левых к правым определяется по отношению к поддержке:

В этом случае принадлежность к левым определяется[5][нет в источнике] по отношению к:

  • обобществлению общественных по своей сути средств производства;
  • недопустимости эксплуатации;
  • уменьшению или ограничению власти, государственного насилия;
  • увеличению уровня равноправия и свободы личности, по отношению к увеличению степени социального, политического, религиозного, полового, национального и так далее равноправия.

Левые партии в мире

См. также

Примечания

Ссылки

  • Архив политической рекламы. Правые и левые в политике
  • А. Левенчук. Политики: левые, правые и верхние
  • Е. ФИЛИППОВА Правые и левые.вопрос об этикетках
  • Е. ФИЛИППОВА Правые и левые. Близнецы, но не братья
  • Н. Боббио. Правые и левые
  • С.Лебедев. Левые и правые в истории русской политической мысли
  • Кто в Израиле считается левым?
  • М. Воеводин. Правые и левые. А в чем, собственно, разница?
  • Сиринелли Ж.-Ф., Берстайн С., Русселье Н. (Париж) Левая традиция во Франции: прошлое, настоящее, будущее. Интервью Г. Н. Канинской // Французский ежегодник 2009. М., 2009.
  • Михаэль Дорфман Левым нужен свой миф
  • The Political Compass Тест, помогающий соотнести собственные взгляды с политической позицией известных деятелей. (англ.) (исп.)
  • Тест: Каковы ваши политические убеждения?

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о