Кто был первым узником петропавловской крепости: Известные узники Петропавловской крепости

Содержание

Известные узники Петропавловской крепости

В стенах Петропавловской крепости отбывали наказание известные люди: писатели, декабристы, народовольцы. «Культура.РФ» рассказывает, как в тюрьму попал Александр Радищев, в каком каземате Николай Чернышевский написал роман «Что делать?» и за что в «русскую Бастилию» попали Федор Достоевский и Максим Горький.

«Бунтовщик похуже Пугачева» Александр Радищев

Владимир Гаврилов. Портрет Александра Радищева (фрагмент). 1954. Саратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева, Саратов

Главное сочинение Александра Радищева с критикой крепостного права, церкви и самодержавия, «Путешествие из Петербурга в Москву», чуть не привело его к смертной казни. Прочитав книгу, императрица Екатерина II назвала Радищева «бунтовщиком похуже Пугачева». По делу писателя завели следствие, которым руководил один из самых жестоких сыщиков империи — тайный советник Степан Шешковский. 30 июня 1790 года Радищева заключили в Петропавловскую крепость.

Каждый день писателя допрашивали, морили голодом, принуждали выдать сообщников. Суд приговорил его к смертной казни. В ожидании исполнения приговора Радищев месяц пробыл в каземате, где написал несколько эссе и завещание детям.

Свершилось! Если завещание сие, о возлюбленные мои, возможет до вас дойти, то приникните душею вашею в словеса несчастного вашего отца и друга и внемлите.

Помните, друзья души моей, помните всечасно, что есть бог, и что мы ни единаго шага, ниже единыя мысли совершить не можем не под его всесильною рукою. Помните, что он правосуден и милосерд, что доброе дело без награды не оставляет, как и без наказания худое. И так всякое дело начинайте, призвав его к себе в помощь, и прибегайте к нему теплыми молитвами. О, коликое утешение в нем обрящете!

4 сентября указом государыни по случаю мира со Швецией приговор Радищеву заменили ссылкой в Сибирь на 10 лет с лишением его чинов и дворянства. Александр Радищев вернулся в Санкт-Петербург только при Павле I.

Социалист Федор Достоевский

Константин Померанцев. Праздник Рождества в Мертвом доме. В центре — Федор Достоевский. Изображение: russkiymir.ru

В середине XIX века молодой писатель Федор Достоевский поддерживал идеи социализма. В 1847 году он примкнул к кружку Михаила Петрашевского, в котором обсуждались свобода книгопечатания, судебные реформы, произвол чиновников и освобождение крестьян.

Роковым для писателя стало запрещенное письмо критика Виссариона Белинского к писателю Николаю Гоголю. За его распространение Достоевского и других членов кружка в конце апреля 1849 года арестовали. Суд признал писателя «одним из важнейших преступников за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского»

и приговорил к расстрелу. Восемь месяцев он провел в Петропавловской крепости.

На допросах многие петрашевцы раскаялись, и им смягчили приговор. Правда, узнали они об этом на самом «расстреле». «Объявить о помиловании лишь в ту минуту, когда все будет готово к исполнению казни» — так распорядился сам император Николай I. Инсценировка казни на Семеновском плацу стала одной из самых известных и жестоких в истории. Петрашевского отправили на бессрочную каторгу, а Достоевского — на четырехлетнюю в Омск. События этого тяжелого периода жизни писатель отразил в повести «Записки из Мертвого дома». В 1856 году, после коронации Александра II, Федора Достоевского амнистировали.

«Монстров» и «мошенников» между нами, петрашевцами, не было ни одного (из стоявших ли на эшафоте, или из тех, которые остались нетронутыми, — это все равно). Не думаю, чтобы кто-нибудь стал опровергать это заявление мое. Что были из нас люди образованные — против этого, как я уже заметил, тоже, вероятно, не будут спорить. Но бороться с известным циклом идей и понятий, тогда сильно укоренившихся в юном обществе, из нас, без сомнения, еще мало кто мог. Мы заражены были идеями тогдашнего теоретического социализма. Политического социализма тогда еще не существовало в Европе, и европейские коноводы социалистов даже отвергали его.

«Враг Российской империи номер один» Николай Чернышевский

Евгений Горовых. Николай Чернышевский пишет роман «Что делать?» в Алексеевском равелине Петропавловской крепости (фрагмент). 1953. Туркменский музей изобразительных искусств, Ашхабад, Туркменистан

Отбывал срок в Петропавловской крепости и писатель Николай Чернышевский. В 1846 году во время учебы в Петербургском университете он познакомился с поэтом Михаилом Михайловым, который свел его с представителем кружка петрашевцев — известным нигилистом Иринархом Введенским. Чернышевский не входил в это сообщество, но часто бывал на его собраниях и вдохновлялся революционными идеями. А будучи преподавателем в Саратовской гимназии, он высказывал революционные идеи прямо на уроках.

Читайте также:

Переехав в Санкт-Петербург, Николай Чернышевский писал небольшие статьи для «Санкт-Петербургских ведомостей», «Отечественных записок» и «Современника». С его подачи «Современник» быстро стал трибуной революционной демократии. В 1860 году Чернышевский стал идейным вдохновителем тайного революционного общества «Земля и воля». С тех пор он попал под надзор тайной полиции.

В мае 1862 года «Современник» закрыли «за вредное направление», а Николая Чернышевского арестовали и поместили в одиночную камеру Петропавловской крепости. Литератора обвинили в составлении прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» и в связях с революционерами-эмигрантами. В качестве протеста против беззакония следствия Чернышевский на девять дней объявил голодовку.

Следствие по делу «врага Российской империи номер один» длилось больше года. За это время арестант написал свое главное произведение — роман «Что делать?». В феврале 1864 года Чернышевского приговорили к 14-летней каторге без права на возвращение из Сибири. Всего писатель пробыл в тюрьме больше 20 лет.

Основатель анархизма Михаил Бакунин

Михаил Бакунин. Фотография: runivers.ru

В Петропавловскую крепость теоретик анархизма Михаил Бакунин попал из-за границы. С 1840 года молодой революционер жил в Германии: в Берлине он изучал немецкую философию, слушал уроки Георга Гегеля и Фридриха Шеллинга. В Россию Бакунин посылал статьи для «Отечественных записок» и письма Александру Герцену. В Париже с 1844 по 1847 год Михаил Бакунин работал над собственной программой борьбы за освобождение России и славянства. Позднее эта идея всеславянской федерации, так называемый панславизм, вылилась в статью «Основы новой славянской политики».

Однажды на банкете в честь участников Польского восстания анархист взял слово, направленное «против российского самовластия». Российское правительство узнало об этом инциденте, и Бакунина тут же выслали из Франции, но ненадолго: к началу Февральской революции Бакунин сразу же вернулся, чтобы организовывать парижских рабочих.

В 1848 году Михаил Бакунин участвовал и в Пражском народном бунте, а в следующем году был одним из организаторов майского восстания в Дрездене. Он планировал навсегда остаться в Европе, но в итоге ему пришлось пережить два ареста и два приговора к смертной казни, которые заменили на пожизненнй срок. В 1851 году Бакунин оказался в России.

Сначала он отбывал наказание в Петропавловской крепости, а с 1854 по 1857 год — в Шлиссельбургской. В Петропавловке император Николай I прислал к нему графа Орлова с предложением написать свои показания о немецком и славянском движениях за границей. Так появилась «Исповедь», где Михаил Бакунин рассмотрел идеи анархизма и народничества.

Заприте самого великого гения в такую изолированную тюрьму, как моя, и через несколько лет вы увидите, что сам Наполеон отупеет, а сам Иисус Христос озлобится. Мне же, который не так велик, как Наполеон, и не так бесконечно добр, как Христос, понадобится гораздо менее времени, чтобы окончательно отупеть. Мои физические силы уже очень надломлены; очередь моих нравственных сил не замедлит наступить. Вы, надеюсь, поймете, что всякий мало-мальски уважающий себя человек должен предпочесть самую ужасную смерть этой медленной и позорной агонии. Ах, мои дорогие друзья, поверьте, всякая смерть лучше этого одиночного заключения, столь восхваляемого американскими филантропами!

После семи лет заключения Бакунина перевели на вечное поселение в Западную Сибирь — сначала в Томск, затем в Иркутск. Осенью 1861 года он сбежал из сибирской ссылки через Японию и США в Лондон. Там Александр Герцен принял его в состав издателей первой русской революционной газеты «Колокол». Позднее в Швейцарии вышло сочинение Михаила Бакунина «Государственность и анархия» — главное в его жизни.

Друг петрашевцев Григорий Потанин

Григорий Потанин. Фотография: ruspekh.ru

Этнографа Григория Потанина тоже не миновала участь заключения в Петропавловской крепости. Во время службы в военной экспедиции в Заилийском крае Потанин познакомился с петрашевцами Чоканом Валихановым и Сергеем Дуровым, которые изменили его отношение к власти.

В Омске я пережил два духовных перелома. Во-первых, после свидания с петрашевцем Дуровым, с которым меня познакомил Чекан, я переменил свои политические убеждения; до этой встречи я благоговел перед императором Николаем I, в котором видел Петра Великого и поборника прогресса и европейских идей о политической свободе; после свидания с Дуровым я сделался петрашевцем. …Другой перелом произошел в области моих планов о будущем… …Я считал свой выход из казачьего сословия безнадежным: я мирился с мыслью остаться навсегда казачьим офицером, но приезд П.П. Семенова подал мне надежду на возможность попасть в университет.

В 1859 году сбылась мечта Потанина — он стал вольнослушателем естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета. Учась на третьем курсе, в октябре 1861 года он участвовал в студенческих волнениях. По обвинению «в крайней дерзости против полиции, в возбуждении толпы к неповиновению и в подстрекательстве к беспорядкам» Потанина арестовали и на два месяца посадили в Петропавловскую крепость. После освобождения его сослали на год на родину в Омск, где он продолжил изучать природу сибирского края.

Переехав в Томск в 1864 году, ученый активно писал для газеты «Томские губернские ведомости». Вместе с однокурсником-земляком Николаем Ядринцевым он высказался о необходимых для Сибири реформах — в газете они пропагандировали идею сибирского патриотизма и выступали за революционную борьбу с самодержавием. Местные власти арестовали и отправили их в Омск, где шло следствие по делу «сибирских сепаратистов». Во время заключения Потанину позволили работать с местными архивными материалами — он подготовил несколько статей и рукопись «Материалы для истории Сибири».

Как «злонамеренного» участника заговора Григория Потанина приговорили к 15-летней каторге. Государственный совет и император Александр II снизили этот срок до пяти лет. После всех событий ученый полностью посвятил себя науке: собирал материалы по географии, ботанике, экономике и этнографии из экспедиций по Сибири и Центральной Азии, а также Монголии, Тибету и Китаю.

Пролетарский писатель Максим Горький

Иосиф Серебряный. Максим Горький в камере Петропавловской крепости (фрагмент). 1953. Нижегородский государственный художественный музей, Нижний Новгород

Больше месяца содержался в тюрьме Турецкого бастиона Петропавловской крепости писатель Максим Горький. Во время Первой русской революции он помогал восставшим рабочим: предоставлял свою квартиру под штаб, давал деньги на оружие. Накануне Кровавого воскресенья 9 января (22 января по новому стилю) 1905 года Горький входил в число общественников, которые пытались предотвратить кровопролитие. После этого события Максим Горький составил открытое письмо, в котором призывал к борьбе с самодержавием. 25 января его арестовали и отправили в одиночную камеру Петропавловки.

— Царь — болван, — грубо и брюзгливо говорил он [Савва Морозов]. — Он позабыл, что люди, которых с его согласия расстреливали сегодня, полтора года тому назад стояли на коленях пред его дворцом и пели «Боже, царя храни…».
— Не те люди…
Он сел рядом со мною и, похлопывая себя по колену ладонью, сказал:
— Революция обеспечена! Года пропаганды не дали бы того, что достигнуто в один день.
— Вероятно, тебя арестуют за эту бумагу, и мы не увидимся долго. А я скоро поеду за границу, надо мне лечиться.

На другой день вечером я должен был уехать в Ригу и там тотчас же по приезде был арестован. Савва немедля начал хлопотать о моем освобождении и добился этого, через месяц меня освободили под залог, предав суду. Но Морозов уже уехал за границу раньше, чем я вышел из Петропавловской крепости, я больше не видал его.

Две недели Максиму Горькому запрещали писать, не давали ни бумаг, ни чернил. Комендант крепости сделал запрос в департамент полиции: «…прошу… меня уведомить, полагаете ли вы со своей стороны возможным разрешить Алексею Пешкову написать комедию, но, конечно, под непременным условием, чтобы написанная им комедия, по просмотре ее департаментом полиции, была вручена ему или жене его только по освобождении из Трубецкого бастиона». Лишь 28 января писателю дали письменные принадлежности. Так на свет появилась пьеса «Дети солнца».

Общественность была возмущена арестом писателя: в правительственные учреждения без перерыва приходили гневные письма и телеграммы со словами «Свободу Горькому!». За литератора просили скульптор Огюст Роден, композитор Джакомо Пуччини, философ Бенедетто Кроче и другие деятели культуры и искусства Италии, Германии, Франции и Англии. 17 февраля Максима Горького освободили под залог, но приказали покинуть столицу.

Автор: Ирина Малахова

Первые узники Петропавловской крепости. 100 великих узников [с иллюстрациями]

Первые узники Петропавловской крепости

Петропавловская крепость строилась как оборонительное сооружение, но город на Неве ей защищать не пришлось, так как почти с самого начала своего существования она стала местом заключения. Как государственная тюрьма крепость впервые была использована еще при Петре I, когда в сентябре 1717 года в нее были заключены 22 матроса с корабля «Ревель». Причины их ареста неизвестны, но впоследствии один из матросов был казнен, а остальные сосланы на каторжные работы.

Побывал в Петропавловской крепости и сын протопопа Аввакума – Иван. Времена тогда изменились, и с раскольниками уже не беседовали на церковных соборах и площадях. Их преследовали во всех концах России, а строгие законы определяли наказание и тем, кто их укрывал. После уничтожения Петром I патриаршества дела о раскольниках были поручены Стефану Яворскому – писателю, религиозному деятелю и местоблюстителю патриаршего престола. В 1717 году к нему привели Ивана, сына Аввакумова, который рассказал, что «как уехал отец из Юрьева в Москву, он с матерью жил, а отец им писал из Москвы. Когда же отца отправили в ссылку, они с матерью уехали из Юрьева в Холмогоры и жили там 10 лет, потом жили в Холмогорском уезде – в селе Окладниково, тоже около 10 лет. Отсюда он и приехал с матерью в Москву и около года жил в Елохове у своего родственника – посадского человека М. Лукьянова.

После этого он жил с матерью в приходе у церкви Живоначальной Троицы, что на Шаболовке, в доме капитана Я. Тухачевского. Вознесенский священник И. Феоктистов и дьякон А. Иванов говорят про него, Ивана, что он приходил в дом к Афросинье Чистовой, когда она при смерти лежала, и будто бы что-то положил ей в рот, и она жевала. А после смерти просил тело ее погрести во рву и поминать по-своему. А Федор Чистов, сын Афросиньи, будто бы кричал на него и требовал отвести в приказ… Будто бы видели его, Ивана, у раскольников – у Н. Носова и Г. Яхонтова – поп и дьякон, когда приходили в эти дома со святынею. Они и показали, что он, Иван, к кресту, святой воде и к благословению не подходил. Н. Носова и Г. Яхонтова он, Иван, действительно знает, потому что ходил в их дома за милостыней и видел там в праздники попа и дьякона, но к кресту, святой воде и к благословению он, Иван, подходил.

Петропавловская крепость. Рисунок Дж. Кваренги. XVIII в.

Как приехал он в Москву, были у него духовные отцы – священник И.Л. Поборский и поп Филипп, и всегда он к ним на исповедь приходил и Святых Даров причащался. И крестится он тремя перстами. Но так как Троицкий поп умер, то теперь он, Иван, желает, чтобы его духовным отцом стал Екиманский поп Тихон».

Показания Ивана отличались от донесений Вознесенского священника И. Феоктистова и дьякона А. Иванова, обвинявших его в приверженности к расколу. Чтобы дознаться до истины, С. Яворский послал за Троицким попом Филиппом, но того уже не было в живых. Место его занимал его сын Василий, который показал, что сын Аввакумов в приходскую церковь к ним приходил лишь изредка. Тогда послали за подьячим Федором Чистовым и женой его Анной, но те уже перебрались из Москвы в Александровскую слободу. В Преображенском приказе ответили, что супругов Чистовых в Патриарший духовный приказ не поведут, а сами допросят их. Патриарший приказ не стал тягаться с Преображенским приказом и только сообщил, о чем следует спросить Чистовых. Из переписки Преображенского приказа неизвестно, как он действовал в этом деле.

В середине сентября 1717 года умер князь Ф.Ю. Ромодановский – управляющий Преображенским приказом, в начале 1718 года все были заняты делом царевича Алексея и царицы Евдокии Федоровны, и только летом вспомнили, что следует допросить Ивана, сына Аввакумова. Да и то лишь после поданного им прошения, в котором он писал: «По донесению Вознесенского попа Ивана Феоктистова держится он в Патриаршем духовном приказе многое время напрасно, потому что де объявленный Троицкий поп и дьячок по допросам своим никакой вины на него, Ивана, не показали. А третий свидетель, показанный подьячий Чистов и жена его в Патриарший духовный приказ не сысканы… И чтоб повелено было его, Ивана, отпустить на поруки».

С. Яворский повелел отпустить Ивана, но до окончания дела тот должен был ежедневно являться в Приказ под страхом строгого наказания и даже заключения в тюрьму. Ходил ли Иван в Патриарший духовный приказ или откупался – неизвестно, но только в 1720 году он снова был доставлен сюда. Вспомнили о нем или какое обстоятельство возбудило новое подозрение к нему – тоже неизвестно, только допросы его на этот раз отличались новыми сведениями.

Из Приказа церковных дел Ивана отправили в Санкт-Петербург, где он был препровожден к П.А. Толстому – члену Тайной канцелярии. Тот в присутствии Невского архимандрита Феодосия вновь допросил сына Аввакумова, который опять подтвердил, что «желает быть от усердия в вере православной, а от раскольников отрицается и их проклинает». В ноябре 1720 года его отправили для исправления в Невский монастырь, но архимандрит Феодосий не захотел принять его и отправил назад в Тайную канцелярию. В письме архимандрит советовал П.А. Толстому отправить Ивана в Кириллов монастырь, но 7 декабря узник «в Санкт-Петербургской крепости за караулом умре, в бытность на карауле… Преображенского полка поручика Максима Дьякова».

В 1723 году в Петропавловскую крепость был заключен украинский гетман Павел Леонтьевич Полуботок – сторонник независимой от русского царя гетманской власти, один из непримиримых противников петровских преобразований. Он принадлежал к числу самых доблестных малороссиян, и герб его рода был очень известен. В свое время П.Л. Полуботок отказался участвовать в суде над царевичем Алексеем, с тех пор и разгорелась острая вражда между ним и Петром I. Когда царь принялся за уничтожение старинных привилегий Украины, гетман выступил с резким протестом, посылал в Иностранную коллегию челобитную, чтобы не нарушали содержания судов, прав и вольностей казацких. К челобитной была представлена и грамота с особыми пунктами о гетманских доходах (с чего они собирались и куда расходовались), о плате войску конному и пехотному, о войсковой канцелярии и т. д.

Но Петр I разгневался на прибывших в Петербург посланцев Украины «за дерзкие речи государю», и по приказу императора генерал-майор А.И. Ушаков взял под стражу гетмана и сопровождавших его лиц и всех отправил в Петропавловскую крепость. Сначала их посадили в одиночные камеры, потом соединили по четыре человека, а через неделю снова разъединили. В тюрьме гетман сильно заболел, но лекарства принимать отказался и через три месяца после заключения умер в декабре 1723 года…

В конце августа 1725 года в крепость был брошен Иван Тихонович Посошков – один из самых замечательных людей петровского времени. Крепостной крестьянин-самоучка, не получивший никакого образования, он был очень наблюдателен и много размышлял над экономическими, политическими, военными и религиозными вопросами того времени. Порой он выступал великим преобразователем и проповедовал радикальные реформы, а иногда ратовал за консервативные правила, и тогда его убеждения были диаметрально противоположными взглядам и действиям Петра I.

Но во многом предложения И.Т. Посошкова были сходны с проводимыми царем реформами, с той лишь разницей, что для Петра I на первом месте стояли государственные интересы, а писатель-самоучка руководствовался исключительно религиозными побуждениями. В области духовной он был заклятым врагом всякой новизны, и из его «Отеческого завещания» видно, что вся жизнь является для него вечной борьбой с нечистой силой, принимающей разные образы. Поэтому он предостерегает своего сына от любого общения с кудесниками: «Ворожей к себе не призывай и сам не касайся ворожбы, ни бобами ни разводи, ни в приметы ни в каковые не верь, во всю жизнь свою надежды возложи на Бога».

Главную причину раскола И.Т. Посошков видел в недостатке просвещения среди духовенства, отмечал, что среди части пастырей процветают леность к исправлению церковных служб, небрежение к своему званию. Он требует, чтобы были составлены инструкции священникам, как и о чем спрашивать исповедующихся, как направлять колеблющихся в вере на путь истинный, какие нравоучения следует читать прихожанам; он подробно останавливается на том, как священник должен общаться с бедными и убогими, какие наставления должен давать вступающим в брак и т. д. Особенно он сожалел о том, что сельские священники мало отправляют церковных служб, «но пекутся паче о пашне земли своей, да осенних покосах и о иных земледельческих делах, а не о духовных делах». Только когда духовенство будет в умственном и нравственном отношении стоять высоко, то «Россия наша яко от сна пробудится и просветится яко солнце».

Сам И.Т. Посошков любил работать, ценил труд и понимал нравственное значение любого рода деятельности. Он был и чиновником в финансовом управлении, и поставщиком разных товаров, и купцом и фабрикантом; мог даже составить собой энциклопедию разных видов человеческой деятельности, причем высоко ценил добросовестность трудящегося на любом поприще деятельности. «Буди вручено ти какое дело государево будет, то ти о доме своем… тако не пекися, яко о врученном ти деле… Того и смотри, чтобы тебе чего не истеряти…»

Высказывался И.Т. Посошков и о военной реформе, внимательно следил за походами в Крым и к Азову, а Нарвская битва произвела на него особенно глубокое впечатление. Сам он с молодости умел хорошо стрелять в цель и около 1700 года даже изобрел новый снаряд – «огнестрельные рогатки». По вопросам военного дела И.Т. Посошков встречался с Петром I в селе Преображенском, о военном деле пишет он и в своих сочинениях. Он хотел, чтобы Россия своей армией не отставала от других государств, хотя численности войска особого значения не придавал, обращая внимание на огнестрельное оружие и артиллерию.

Талантливый писатель, экономист и публицист, И.Т. Посошков был сторонником прогрессивного развития России, но при сохранении в ней старых московских (допетровских) нравов и обычаев. В своих сочинениях он развивал идеи о необходимости ограничить царскую власть, впервые в России указал на отрицательные стороны самодержавия, доказывал необходимость участия всего народа – через особых выборных представителей «земли» – в выработке и составлении нового Уложения… И даже говорил, что «для обновления России как в духовности, так и в гражданстве» не худо бы созвать Земский собор, который бы вольным голосом заявил царю о нуждах народа.

Особенно горячо писал И.Т. Посошков о тяжелом положении крестьян, указывал на их разорение от чрезмерных барщины и оброка, настаивал на установлении точных размеров повинностей и запрещении всяких отрезков от крестьянских земель. Уже тогда, почти 300 лет назад, он писал, что необходимо поднять народное сознание путем просвещения: «Таки не малая пакость чинится крестьянам от того, что грамотных людей у них нет. И видится, не худо бы крестьян и поневолить, чтобы они детей своих, кои десяти лет и ниже, отдавали бы в научение грамоте дьячкам. А науча грамоте, учили бы их и писать. Я чаю, не худо было бы так учинить, чтоб не было в малой деревне неграмотного человека, и положить им крепкое определение, чтоб безотложно детей своих отдавали б учить».

Интересны мысли И.Т. Посошкова о налоговой политике государства, которая должна сводиться к тому, чтобы «ни на кого никакие обиды не понести. Худой тот сбор, аще кто казну собирает, а людей разоряет». Большую пользу для государства и общества И.Т. Посошков ожидал и от судебной реформы, надеясь, что она поднимет нравственный уровень чиновников. «Если бы Господь Бог помощь свою ниспослал к нам, еже бы из судей и фискалов и прочих правителей древнюю страсть неправды искоренити, то всякое бы дело, не токмо царское, но и мирское, – споро бы было». Свою «Книгу о скудости и богатстве» он представил царю, предлагая в ней разного рода меры надзора за судьями и приказными людьми. В частности, он требует, чтобы особый чиновник обходил все тюрьмы и расспрашивал колодников «не чинят ли… какова нападка и излишней волокиты, и не осудили ли кого не против данного им изложения, и не взял ли кой судья или подьячий излишнего взятка?».

Идеи И.Т. Посошкова, однако, были признаны «смутянными». Но Петр I ценил его ум и выдающиеся способности и часто давал ему различные поручения, поэтому в ту пору талантливого крестьянина не трогали[28]. Но после смерти Петра I с ним быстро расправились. Однажды князь Д.М. Голицын велел посадить И.Т. Посошкова в тюрьму без всякой причины, и тот просидел там целую неделю. Потом по приказу Тайной канцелярии его арестовали, заковали в цепи и бросили в тюрьму, откуда он уже не вышел.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Первые узники Петропавловской крепости. 100 великих узников

Первые узники Петропавловской крепости

Петропавловская крепость строилась как оборонительное сооружение, но город на Неве ей защищать не пришлось, так как почти с самого начала своего существования она стала использоваться в качестве места заключения. Камер-юнкер Ф.В Берхгольц записывал в своем дневнике: „Она есть в то же время род Парижской Бастилии, в ней содержатся все государственные преступники и нередко исполняются тайные пытки“.

Как государственная тюрьма крепость впервые была использована еще при Петре I, когда в сентябре 1717 года в нее были заключены 22 матроса с корабля „Ревель“. Причины их ареста неизвестны, но впоследствии один из матросов был казнен, а остальные сосланы на каторжные работы.

Побывал в Петропавловской крепости и сын протопопа Аввакума — Иван Времена тогда изменились, и с раскольниками уже не беседовали на церковных соборах и площадях. Их преследовали во всех концах России, а строгие законы определяли наказание и тем, кто их укрывал После уничтожения Петром I патриаршества дела о раскольниках были поручены Стефану Яворскому — писателю, религиозному деятелю и местоблюстителю патриаршего престола. В 1717 году к нему привели Ивана, сына Аввакумова, который рассказал, что, как уехал отец из Юрьева в Москву, он с матерью жил, а отец им писал из Москвы. Когда же отца отправили в ссылку, они с матерью уехали из Юрьева в Холмогоры и жили там 10лет, потом жили в Холмогорском уезде — в селе Окладниково, тоже около 10лет. Отсюда он и приехал с матерью в Москву и около года жил в Елохове у своего родственника — посадского человека М. Лукьянова.

После этого он жил с матерью в приходе у церкви Живоначальной Троицы, что на Шаболовке, в доме капитана Я. Тухачевского. Вознесенский священник И. Феоктистов и дьякон А Иванов говорят про него, Ивана, что он приходил в дом к Афросинье Чистовой, когда она при смерти лежала, и будто бы что-то положил ей в рот, и она жевала. А после смерти просил тело ее погрести во рву и поминать по-своему. А Федор Чистов, сын Афросинъи, будто бы кричал на него и требовал отвести в приказ…

Будто бы видели его, Ивана, у раскольников — у Н Носова и Г Яхонтова — поп и дьякон, когда приходили в эти дома со святынею Они и показали, что он, Иван, к кресту, святой воде и к благословению не подходил. Н. Носова и Г Яхонтова он, Иван, действительно знает, потому что ходил в их дома за милостыней и видел там в праздники попа и дьякона, но к кресту, святой воде и к благословению он, Иван, подходил.

Как приехал он в Москву, были у него духовные отцы — священник И.Л Поборский и поп Филипп, и всегда он к ним на исповедь приходил и святых даров причащался. И крестится он тремя перстами. Но так как Троицкий поп умер, то теперь он, Иван, желает, чтобы его духовным отцом стал Екиманский поп Тихон.

Показания Ивана отличались от донесений Вознесенского священника И. Феоктистова и дьякона А. Иванова, обвинявших его в приверженности к расколу. Чтобы дознаться до истины, С. Яворский послал за Троицким попом Филиппом, но того уже не было в живых Место его занимал его сын Василий, который показал, что Иван, сын Аввакумов, в приходскую церковь к ним приходил лишь изредка. Тогда послали за подьячим Федором Чистовым и женой его Анной, но те уже перебрались из Москвы в Александровскую слободу. В Преображенском приказе ответили, что супругов Чистовых в Патриарший духовный приказ не поведут, а сами допросят их. Патриарший приказ не стал тягаться с Преображенским приказом и только сообщил, о чем следует спросить Чистовых Из переписки Преображенского приказа неизвестно, как он действовал в этом деле.

В середине сентября 1717 года умер князь Ф.Ю Ромодановский — управляющий Преображенским приказом, в начале 1718 года все были заняты делом царевича Алексея и царицы Евдокии Федоровны, и только летом вспомнили, что следует допросить Ивана, сына Аввакумова. Да и то лишь после поданного им прошения, в котором он писал:

„По донесению Вознесенского попа Ивана Феоктистова держится он в Патриаршем духовном приказе многое время напрасно, потому что де объявленный Троицкий поп и дьячок по допросам своим никакой вины на него, Ивана, не показали. А третий свидетель, показанный подьячий Чистов и жена его в Патриарший духовный приказ не сысканы… И чтоб повелено было его, Ивана, отпустить на поруки. С. Яворский повелел отпустить Ивана В то время „отпущенный на поруки“ до окончания дела должен был ежедневно являться в Приказ под страхом строгого наказания и даже заключения в тюрьму. Ходил ли Иван, сын Аввакумов, каждый день Патриарший духовный приказ или откупался — неизвестно, но; только в 1720 году он снова был доставлен сюда. Вспомнили о нем или какое обстоятельство возбудило новое подозрение к нему — тоже неизвестно, только допросы его на этот раз отличались новыми сведениями“.

Из Приказа церковных дел Ивана отправили в Санкт-Петербург, где он был препровожден к П. А. Толстому — члену Тайной канцелярии. Тот в присутствии Невского архимандрита Феодосия) вновь допросил Ивана, сына Аввакумова, который опять подтвердил, что „желает быть от усердия в вере православной, а от раскольников отрицается и их проклинает“.

В ноябре 1720 года Ивана, сына Аввакумова, отправили для исправления в Невский монастырь, но архимандрит Феодосии не захотел принять его и отправил назад в Тайную канцелярию. В письме архимандрит писал, что того сына Аввакумова, приняв для исправления, надлежит содержать, дабы он не утек, в твердом присмотре. А в Невском монастыре караульных мест малое число, и монастырь оградно не утвержден. А по исправлении, ежели мне его куда в другой монастырь отослать, то по указу из монастырской нашей канцелярии его, сына Аввакумова, не примут.

И архимандрит Феодосии посоветовал П.А Толстому отправить Ивана в Кириллов монастырь, но 7 декабря узник „в Санкт-Петербургской крепости за караулом умре, в бытность на карауле… Преображенского полка поручика Максима Дьякова“.

В 1723 году в Петропавловскую крепость был заключен украинский гетман Павел Леонтьевич Полуботок — сторонник независимой от русского царя гетманской власти, один из непримиримых противников петровских преобразований. Он принадлежал к числу самых доблестных малороссиян, и герб его рода был очень известен.

В свое время П. Л. Полуботок отказался участвовать в суде над царевичем Алексеем, с тех пор и разгорелась острая вражда между ним и Петром I. Когда русский царь принялся за уничтожение старинных привилегий Украины, гетман выступил с резким протестом, посылал в Иностранную коллегию челобитную, чтобы не нарушали содержания судов, прав и вольностей казацких. К челобитной была представлена и грамота с особыми пунктами о гетманских доходах (с чего они собирались и куда расходовались), о плате войску конному и пехотному, о войсковой канцелярии и т д.

Но Петр I разгневался на прибывших в Петербург посланцев Украины „за дерзкие речи государю“, и по приказу императора генерал-майор А. И. Ушаков взял под стражу гетмана и сопровождавших его лиц и всех отправил в Петропавловскую крепость. Сначала их посадили в одиночные камеры, потом соединили по четыре человека, а через неделю снова разъединили.

В тюрьме гетман сильно заболел, но лекарства принимать отказался и через три месяца после заключения умер в декабре 1723 года…

В конце августа 1725 года в крепость был брошен Иван Тихонович Посошков — один из самых замечательных людей петровского времени. Крепостной крестьянин-самоучка, не получивший никакого образования, он был очень наблюдателен и много размышлял над экономическими, политическими, военными и религиозными вопросами того времени. Порой он выступал великим преобразователем и проповедовал радикальные реформы, а иногда ратовал за совершенно консервативные правила, и тогда его убеждения являли собой картину диаметрально противоположную взглядам и действиям Петра I.

Но во многом предложения И. Т. Посошкова были сходны с проводимыми царем реформами, с той лишь разницей, что для Петра I на первом месте стояли государственные интересы, а писатель-самоучка руководствовался исключительно религиозными побуждениями. В области духовной он был заклятым врагом всякой новизны, и из его „Отеческого завещания“ видно, что вся жизнь является для него вечной борьбой с нечистой силой, принимающей разные образы. Поэтому он предостерегает своего сына от любого общения с кудесниками: „Ворожей к себе не призывай и сам не касайся ворожбы, ни бобами ни разводи, ни в приметы ни в каковые не верь, во всю жизнь свою надежды возложи на Бога“.

Главную причину раскола И. Т. Посошков видел в недостатке просвещения среди духовенства, отмечал, что среди части пастырей процветают леность к исправлению церковных служб, небрежение к своему званию. Многие духовные лица порой вовсе оставляли чтение установленных молитв или сокращали их, поэтому зачастую не имели никакого умственного и нравственного влияния на свою паству. Он требует, чтобы были составлены инструкции священникам, как и о чем спрашивать исповедующихся, как направлять колеблющихся в вере на путь истинный, какие нравоучения следует читать прихожанам; он подробно останавливается на том, как священник должен общаться с бедными и убогими, какие наставления должен давать вступающим в брак и т. д. Особенно он сожалел о том, что сельские священники мало отправляют церковных служб, „но пекутся паче о пашне земли своей, да осенних покосах и о иных земледельческих делах, а не о духовных делах“. Только когда духовенство будет в умственном и нравственном отношении стоять высоко, то „Россия наша яко от сна пробудится и просветится яко солнце“.

Сам И. Т. Посошков любил работать, ценил труд и понимал нравственное значение посвящения себя какому-либо роду деятельности. Он был и чиновником в финансовом управлении, и поставщиком разных товаров, и купцом и фабрикантом; мог даже составить собой энциклопедию разных видов человеческой деятельности, причем высоко ценил добросовестность трудящегося на любом поприще деятельности. „Буди вручено ти какое дело государево будет, то ти о доме своем… тако не пекися, яко о врученном ти деле… Того и смотри, чтобы тебе чего не истеряти…“

Высказывался И. Т. Посошков и о военной реформе, внимательно следил за походами в Крым и к Азову, а Нарвская битва произвела на него особенно глубокое впечатление. Сам он с молодости умел хорошо стрелять в цель и около 1700 года даже изобрел новый военный снаряд — „огнестрельные рогатки“. По вопросам военного дела И. Т. Посошков встречался с Петром I в селе Преображенском, о военном деле пишет он и в своих сочинениях. Он хотел, чтобы Россия своей армией не отставала от других государств, хотя численности войска особого значения не придавал, обращая внимание на огнестрельное оружие и артиллерию.

Талантливый писатель, экономист и публицист, И. Т. Посошков был сторонником прогрессивного развития России, но при сохранении в ней старых московских (допетровских) нравов и обычаев. В своих сочинениях он развивал идеи о необходимости ограничить царскую власть, впервые в России указал на отрицательные стороны самодержавия, доказывал необходимость участия всего народа — через особых выборных представителей „земли“ — в выработке и составлении нового Уложения… И даже говорил, что „для обновления России как в духовности, так и в гражданстве“ не худо бы созвать Земский собор, который бы вольным голосом заявил царю о нуждах народа.

Особенно горячо писал И. Т. Посошков о тяжелом положении крестьян, указывал на их разорение от чрезмерных барщины и оброка, настаивал на установлении точных размеров повинностей и запрещении всяких отрезков от крестьянских земель. Уже тогда, почти 300 лет назад, он писал, что необходимо поднять народное сознание путем просвещения: „Таки не малая пакость чинится крестьянам от того, что грамотных людей у них нет. И видится, не худо бы крестьян и поневолить, чтобы они детей своих, кои десяти лет и ниже, отдавали бы в научение грамоте дьячкам. А науча грамоте, учили бы их и писать. Я чаю, не худо было бы так учинить, чтоб не было в малой деревне неграмотного человека, и положить им крепкое определение, чтоб безотложно детей своих отдавали б учить“.

Интересны мысли И. Т. Посошкова о налоговой политике государства, которая должна сводиться к тому, чтобы „ни на кого никакие обиды не понести. Худой тот сбор, аще кто казну собирает, а людей разоряет“. Большую пользу для государства и общества И. Т. Посошков ожидал и от судебной реформы, надеясь, что она поднимет нравственный уровень чиновников. „Если бы Господь Бог помощь свою ниспослал к нам, еже бы из судей и фискалов и прочих правителей древнюю страсть неправды искоренити, то всякое бы дело, не токмо царское, но и мирское, — споро бы было“. Свою „Книгу о скудости и богатстве“ он представил царю, предлагая в ней разного рода меры надзора за судьями и приказными людьми. В частности, он требует, чтобы особый чиновник обходил все тюрьмы и расспрашивал колодников „не чинят ли… какова нападка и излишней волокиты, и не осудили ли кого не против данного им изложения, и не взял ли кой судья или подьячий излишнего взятка?“

Идеи И. Т. Посошкова, однако, были признаны „смутянными“. Но Петр I ценил его ум и выдающиеся способности и часто давал ему различные поручения, поэтому в ту пору талантливого крестьянина не трогали[35] [Подробнее о сочинениях и идеях И. Т. Посошкова рассказано в книге А. Г. Брикнера „Мнения Посошкова“, изданной в 1879 г]. Но после смерти Петра I с ним быстро расправились. Однажды князь Д. М. Голицын велел посадить И. Т. Посошкова в тюрьму без всякой причины, и тот просидел там целую неделю. Потом по приказу Тайной канцелярии его арестовали, заковали в цепи и бросили в тюрьму, откуда он уже не вышел.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Железная маска. История самого загадочного узника Петропавловской крепости | Люди | ОБЩЕСТВО

Ровно 154 года назад в Алексеевском равелине Петропавловской крепости появился новый заключенный, личность которого оставалась загадкой даже для тюремных надсмотрщиков.

SPB.AIF.RU вспоминает трагическую историю таинственного узника.

Легенда «Секретного дома»

Алексеевский равелин представляет собой самую неприступную постройку Петропавловки. Неспроста здесь с 1797 года содержали важнейших преступников Российской империи, которых император «возводил в ранг» своих личных врагов. Условия их жизни были невыносимыми: крошечные комнатки без вентиляции, сырость, плесень, темнота и полнейшее одиночество. Поэтому многие узники умирали или сходили с ума.

Евгений Горовых . Н. Г. Чернышевский пишет роман «Что делать?» в камере Алексеевского равелина. Заключенные содержались в равелине в условиях строжайшей секретности, не зря тюрьму именовали «Секретным домом», а в народе невесело шутили, что каждый, туда входящий, навсегда лишается своего имени и предается забвению.

Однако некоторые из арестантов нам все-таки знакомы – это и печально известная княжна Тараканова, и декабристы Пестель, Рылеев, Волконский. И даже Достоевский с Чернышевским.

А вот имя нашего героя долгое время оставалось неизвестным, даже тюремные жандармы прозвали его «таинственным узником». Личность брошенного в казематы настолько усердно хранили в секрете, что содержали его в железной маске. 

История этого потомственного дворянина долгое время была просто одной из легенд Петропавловской крепости. Его делом в начале XX века настойчиво интересовался известный историк, исследователь Александр Пругавин, но так и не смог докопаться до сути. Таинственный узник оставался загадкой. И лишь спустя десятилетия, когда рассекретили архивы Алексеевского равелина и департамента царской полиции, стало ясно – «Железная маска» действительно существовала. И звали этого человека Михаил Бейдеман.

Убить императора

Чем же этот 22-летний выпускник Константиновского военного училища из бедной дворянской семьи так прогневал императора? Известно, что в июне 1861 года, года ареста Бейдемана, Александру II на стол положили письмо от графа Шувалова, в котором он сообщал: «В Финляндии задержан… Михаил Бейдеман, при аресте поведший себя странно, так как назывался простолюдином, кузнецом Олонецких земель Степаном Горюном. В дорожной сумке имел он пистолет, порох, пули, кинжал и исписанные грифелем бумаги, которые успел изодрать на клочки. Нам удалось, склеив, вернуть текст, что позволяет, если Вы сочтете необходимым, учинить тщательное расследование с последующим, предполагающим крайнюю суровость наказанием. Кроме означенного, вскрылись обстоятельства весьма деликатного свойства, о коих уместно доложить при личной встрече с Вами и сугубо приватно».

Евгений Горовых . Н. Г. Чернышевский пишет роман «Что делать?» в камере Алексеевского равелина. Историки сходятся во мнении, что император Александр II был родственником Михаила Бейдемана. Фото: Commons.wikimedia.org

Бейдеман действительно был одержим идеей изменить политический строй страны. Еще в училище он рассказывал товарищам о своей мечте свергнуть самодержавие, называл устройство России «кабацким» и высказывал предположение, что, возможно, примкнет к революционерам.

При первой же возможности Михаил бежал из страны – прямо во время службы в Драгунском полку, в который был назначен. Осел в Лондоне, трудился в типографии, однако не прекращал следить за новостями с родины, которые все больше растравляли ему душу. Расстрел крестьян, решение крестьянского вопроса в пользу дворян, кровавый разгон мирных манифестаций в Варшаве… В итоге юноша еще более уверился в мысли, что только цареубийство спасет Россию и ее народ.

Забыть имя его!

Бейдеман, разработав безумный план, решает вернуться в Петербург, чтобы осуществить покушение на монарха. На границе революционера арестовали. Тогда же у него и отняли письмо, упомянутое нами вначале. И теперь как раз об «обстоятельствах деликатного толка», которые упоминал граф Шувалов.

Евгений Горовых . Н. Г. Чернышевский пишет роман «Что делать?» в камере Алексеевского равелина. Если верить бумаге, которую нашли у Бейдемана, революционер был внебрачным сыном великого князя Константина Павловича, а значит — ближайшим родственником царя. В манифесте Михаил называет себя Константином Первым (не Михаилом!) и заявляет, что Николай I, отец Александра II, незаконно отнял престол у его отца. Там же содержались призывы к свержению власти действующего царя.

Историк Лев Орехов-Деражинский тоже подтверждал факт родства Михаила с августейшей фамилией, указывая, что у помещицы Марии Бейдеман, матери юноши, была связь с князем, и вся царская семья знала об этом.

Правда ли Бейдеман был царских кровей, доподлинно никто не знает. Но император приказывает: «Забыть имя его совсем и не выпускать на свободу до смерти».

Евгений Горовых . Н. Г. Чернышевский пишет роман «Что делать?» в камере Алексеевского равелина. О жизни Бейдемана в 1986 году сняли фильм. Фото: Кадр из фильма

Михаил Бейдеман провел в одиночной камере 20 лет, где и лишился рассудка. Александр II к тому времени уже пал жертвой террористов, и неугодного дворянина отправили в Казанскую психиатрическую лечебницу строгого режима. В себя он так и не пришел. Скончался через шесть лет от туберкулеза легких. Вскрытие подтвердило также отек мозга и цирроз печени.

История эта нашла отражение в кинематографе — в 1986 году на советские экраны вышел фильм «Таинственный узник», в основу которого легла подлинная трагическая биография Михаила Бейдемана.

Смотрите также:

Первые узники Петропавловской крепости | Достопримечательности Санкт-Петербурга

26 августа 1725 года в крепость был брошен И. Т. Посошков — экономист и публицист, один из самых замечательных людей петровского времени. Его «Книга о скудости и богатстве», в которой он дал картину экономических и социальных отношений в России начала XVIII века и изложил программу экономического переустройства страны, испугала правительство Меншикова и Екатерины I. В своей книге Посошков выдвинул прогрессивное для того времени требование точного определения обязанностей крестьян по отношению к помещикам. Посошков умер в крепости 1 февраля 1726 года.

Когда в 1741 году в результате очередного дворцового переворота на престол вступила Елизавета Петровна, в крепость были заключены ее политические противники, бывшие министры Анны Иоанновны — Бирон, Остерман, Миних, Менгден и другие. Из крепости они были отправлены в ссылку.

Петропавловская крепость — одна из наиболее страшных политических тюрем.

«Летописи этой каменной громады, возвышающейся из Невы напротив Зимнего дворца, говорят только об убийствах, пытках, о заживо погребенных, осужденных на медленную смерть или же доведенных до сумасшествия в одиночных, мрачных, сырых казематах», — писал П. А. Кропоткин.

Одним из первых узников, заключенных в крепость, был А. Н. Радищев, арестованный 30 июня 1790 года за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву».

Радищев – секретный арестант Петропавловской крепости

Радищев находился в крепости на положении секретного арестанта. В каком из казематов он содержался во время следствия, неизвестно. Следствие и суд продолжались более двух месяцев. Екатерину II особенно волновал вопрос: не имел ли Радищев «сообщников к произведению намерении, в сей книге изображенных»?
Вести следствие было поручено одному из «мастеров»
сыскных дел — Шешковскому.

Карьера Шешковского началась с «успехов», достигнутых им допросами под пыткой. К концу 80-х годов Шешковский был полным хозяином в политическом сыске и надежным исполнителем воли Екатерины. Впрочем, по отношению к Радищеву можно сказать, что следствием руководила сама Екатерина: ею были сформулированы вопросы, на которые Шешковский требовал письменных ответов Радищева.
Шешковский вызывал писателя на допросы в разное время, а когда сам уходил спать, заставлял Радищева писать бесконечные дополнения к ранее написанным ответам. Система допросов и режим содержания в крепости были рассчитаны на то, чтобы подавить узника психически, морально, физически. Радищев с честью выдержал это нелегкое испытание.



Уголовная палата, Сенат и Государственный совет вынесли Радищеву смертный приговор. Екатерина II проявила лицемерное милосердие: смертный приговор был заменен ссылкой в Сибирь на 10 лет. Радищев был закован в кандалы и отправлен за 7000 верст от Петербурга — в далекий Илимский острог.

Ни тюрьма, ни приговор, ни тяжелый путь не сломили волю Радищева. На пути в ссылку он пишет:


Ты хочешь знать: кто я? что я? куда я еду?
Я тот же, что и был, и буду весь свой век:
Не скот, не дерево, не раб, но человек!

Кто был узником Петропавловской крепости?

Пожалуй, Петропавловка – самая «именитая» тюрьма России: здесь на положении узников побывали те, кто впоследствии составил гордость страны, или те, кто унес тайны своей жизни с собой в могилу.

Впрочем, начиналось все вполне обыкновенно. До нас дошел список 22 арестантов, присланных 19 сентября 1717 года в Петропавловскую крепость. Это были первые из известных узников крепости – они принадлежали к личному составу корабля «Ревель», и в чем заключалась их вина, неизвестно. Возможно, они были арестованы за какое-то выступление на корабле, – это предположение подтверждает и тяжесть наказания: один из арестованных был казнен, несколько человек наказаны кнутом и сосланы на каторгу.

25 мая 1718 года в Трубецкой бастион поместили царевну Марью Алексеевну, тетку царевича Алексея, нелюбимого сына Петра I, а 14 июня туда же отправили и самого царевича Алексея. 26 июня вечером в Трубецком бастионе Алексей был казнен.

Впоследствии Петропавловская крепость не раз служила местом, куда царствующие особы удаляли тех, кто мог оказаться соперником в борьбе за трон. Сюда по приказу императрицы Елизаветы заточили царевича Ивана Антоновича – русскую «Железную маску», чью историю рассказал Данилевский в романе «Мирович». Здесь окончила свои дни княжна Тараканова, так до сих пор и неизвестно, на самом деле эта несчастная девушка была дочерью императрицы Елизаветы Петровны и графа Разумовского или же это была самозванка-авантюристка.

Княжна Елисавета Тараканова

В Петропавловскую крепость Екатерина II, разгневавшись на книгу «Путешествие из Петербурга в Москву», отправила мятежного писателя А. Н. Радищева. Впоследствии ее правнук Александр II отправил туда же мятежного писателя Н. Г. Чернышевского, а тот написал в Петропавловке роман «Что делать?», ставший руководством к действию для революционеров последующих поколений.

А. Н. Радищев

Н. К. Чернышевский

Кстати, не только писатели, будучи узниками крепости, создавали здесь свои главные вещи. Знаменитый ученый-энциклопедист Николай Морозов, заключенный в Петропавловку за революционную деятельность, здесь работал над своими столь же революционными научными теориями.

Самой страшной тюрьмой Петропавловской крепости считался Алексеевский равелин – укрепление в западной части крепости, названное в честь отца Петра I, царя Алексея Михайловича. Построен он был в 1733–1740 годах, в царствование императрицы Анны Иоанновны. В 1796–1797 годах там была сооружена тюрьма на 20 одиночных камер. Ее назвали «Секретный дом», – режим этого «дома» был специально рассчитан на медленное умирание узников.

Именно сюда поместили 25 декабристов после восстания на Сенатской. 13 июля 1826 года главные руководители восстания Пестель, Муравьев-Апостол, Каховский, Рылеев и Бестужев-Рюмин были повешены, – сейчас на месте их казни, на валу Кронверка, стоит обелиск.

Здесь сидели 13 членов кружка Михаила Петрашевского, и молодой Достоевский был тоже среди них. В Алексеевском равелине побывали идеолог анархизма Михаил Бакунин и руководители «Народной воли» (многие из них здесь же и умерли), около 10 лет провел в равелине известный революционер Сергей Нечаев.

В 1884 году тюрьма в Петропавловке была упразднена, а узники переведены в Шлиссельбургскую крепость. А в 1895 году «Секретный дом» был снесен, а на его месте построили здание Военно-исторического архива.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Народовольцы в Петропавловской крепости. 100 великих узников [с иллюстрациями]

Народовольцы в Петропавловской крепости

Первым из народовольцев в Петропавловскую крепость попал С.Г. Ширяев – один из основателей партии «Народная воля» и член ее Исполнительного комитета. Летом 1879 года члены этой партии организовали ряд покушений на императора Александра II по пути его следования из Санкт-Петербурга в Ливадию. Одно из таких покушений произошло 19 ноября на Московско-Курской железной дороге: в этот день народовольцы заложили мину на третьей версте от станции. Но царь, опасаясь покушений, тщательно скрывал маршруты своих передвижений, и потому к вечеру 19 ноября в сторону Москвы проследовало целых два царских поезда. В 11 часов вечера при приближении второго поезда С.Г. Ширяев замкнул электрическую цепь, после чего раздался взрыв и произошло крушение поезда. Но это был пустой состав, так как император проехал еще в первом поезде.

Арест пропагандиста. Картина И.Е. Репина. 1889 г.

14 декабря 1879 года С.Г. Ширяева арестовали и передали военно-окружному суду вместе с другими членами «Народной воли». Суд над ними известен в истории как «Процесс 16 народовольцев», по которому С.Г. Ширяев, А.А. Квятковский, Я.Т. Тихонов, И.Ф. Окладский и А.К. Пресняков были приговорены к смертной казни. Некоторых из них разместили в камерах нижнего этажа Екатерининской куртины, к каждому был приставлен внутренний караул. С.Г. Ширяев был посажен в камеру № 50 Алексеевского равелина – в сырой, холодный каземат, больше похожий на погреб. Это сразу же подорвало здоровье арестанта, и уже на первом году заключения узник, изнуряемый развивающейся чахоткой, начал харкать кровью. Болезнь стала особенно быстро развиваться после того, как заключенных перестали выводить на прогулки, а окна и отдушники в их камерах заколотили. 18 августа 1881 года 24-летнего С.Г. Ширяева не стало. «Вестник Народной воли» писал тогда о его смерти: «Он умер в каком-то странном состоянии: был в страшном возбуждении, вскакивал на стол, как в горячечном бреду; говорил что-то такое несвязное, наконец громко закричал и упал мертвым».

Семь лет в Трубецком бастионе томился в заключении Я.Т. Тихонов, после чего его отправили в Сибирь. Другой заключенный-народоволец, И.Ф. Окладский, стал предателем: он оставался в крепости в течение двух лет, перестукивался с узниками и выведывал у них нужные для следствия сведения. Когда его выпустили, он стал секретным агентом полиции…

В воскресный день 1 марта 1881 года, во втором часу пополудни, на набережной Екатерининского канала, напротив сада Михайловского дворца, на Александра II было совершено очередное покушение. Бомбой второго метальщика, И.И. Гриневецкого, император был убит, и убийство его послужило сигналом для ликвидации партии «Народная воля». Уже ранним утром следующего дня в камеру Екатерининской куртины был посажен Н.И. Рысаков, бросивший первую бомбу в карету Александра II. Бомбист попал в опытные руки прокурора А.Ф. Добржинского и почти сразу же стал выдавать своих товарищей. По его указаниям была обнаружена квартира, где метальщики получили снаряды, и полиция арестовала хозяйку квартиры Г.М. Гельфман и еще одного метальщика. А.И. Желябова взяли случайно. По словам генерала А.В. Комарова, он после убийства Александра II заявил, что «совершилось величайшее благодеяние для освобождения народа, и если он не принимал действительного участия в покушении, так только потому, что был лишен свободы».

В конце 1881 года в тюрьмах оказались наиболее активные народовольцы. А.И. Желябова, Г.М. Гельфман и Т.М. Михайлова посадили в Трубецкой бастион, а перед их камерами поставили по двое караульных, которые не оставляли свой пост ни на минуту. С.Л. Перовская и Н.И. Кибальчич, арестованные позднее, в крепость не были заключены: их содержали в камерах Департамента полиции. После убийства Александра II в столице царила такая паника, что министр внутренних дел просил коменданта Петропавловской крепости проверить все чердаки и крыши, так как в записке одного из арестованных упоминался кровельщик. По его же указанию было проверено, «нет ли подкопов под Алексеевским равелином и других каких-либо злонамеренных предприятий со стороны содержащихся там арестантов».

В 1882 году в Особом присутствии правительствующего Сената состоялся так называемый «Процесс 20-ти», хотя сначала предполагалось, что он превратится в «Процесс 23-х», так как по этому делу привлекались еще трое человек. Е.Н. Оловенникова, сидевшая в каземате Екатерининской куртины, пыталась разбить себе голову о стену или задушиться носовым платком, и ее отправили в лечебницу, где она провела 11 лет, но до конца так и не выздоровела. Несколько лет провел в больнице и А.В. Тырков, а потом его отправили в Сибирь; П.В. Тычинин покончил с собой в Доме предварительного заключения.

В вину народовольцам вменялась вся террористическая деятельность их партии. Накануне суда всех обвиняемых собрали в Доме предварительного заключения. Десятерым из них был вынесен смертный приговор, остальных приговорили к каторжным работам. Но император Александр III, проявив «милость», девяти приговоренным, кроме лейтенанта Н.Е. Суханова, заменил смертную казнь бессрочной каторгой.

Морской офицер, он, еще будучи воспитанником училища, стал членом тайного революционного общества. После разгрома этого молодежного кружка он временно отошел от революционной деятельности, надеясь принести пользу обществу честным исполнением долга. Но скоро Н.Е. Суханов убедился, что быть честным и одновременно приятным начальству – невозможно. В 1879 году он познакомился с народовольцами, но в партию тогда не вступил, так как не принимал их тактики террора. Впоследствии Э.А. Серебряков вспоминал о нем: «Он был человек с сердцем очень нежным и любящим, натура вполне гуманная. Таким натурам тяжелы героические средства революционной борьбы, и они прибегают к ним только в крайней крайности».

В 1880 году молодой офицер все же вступил в партию «Народная воля», участвовал во всех ее делах этого периода: вместе с А.И. Желябовым разрабатывал план вооруженного восстания, с группой техников изготовлял метательные снаряды, участвовал в подготовке покушения на Александра II. Но главным для него было создание военной организации, которая могла бы заниматься революционной пропагандой среди военных, так как считал, что значительная роль в политическом перевороте принадлежит армии.

Среди членов «Народной воли» Н.Е. Суханов пользовался большим авторитетом, и не случайно С. Перовская перед казнью завещала товарищам «беречь Наума» (подпольная кличка Н.Е. Суханова). Но после событий 1 марта 1881 года уберечь его было невозможно: рыцарской натуре Н.Е. Суханова была нестерпима мысль о необходимости перейти на нелегальное положение и прятаться. В апреле 1881 года он была арестован и почти год пробыл в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, а после суда был расстрелян, как совершивший преступление, находясь на военной службе. Остальных в конце марта 1882 года отправили в Алексеевский равелин.

В их числе оказался и А.Д. Михайлов – один из основателей и вождей партии «Народная воля». До того он предпринимал известное хождение в народ в Саратовской губернии. Из истории мы знаем, что надежды народников поднять восстание окончились полнейшим провалом, и тогда многие из них обратились к террористическим методам борьбы.

А.Д. Михайлов принимал активное участие во всех крупных предприятиях «Народной воли»: участвовал в выработке плана убийства генерала Н.В. Мезенцева – шефа жандармов, в момент самого убийства присутствовал на площади и ушел оттуда только тогда, когда непосредственные участники этого террористического акта скрылись. Суровый по отношению к себе, А.Д. Михайлов жил только борьбой, отдавал ей все свои силы и помыслы и от других требовал преданного отношения к революционному делу. После суда адвокат В.Д. Спасович говорил о нем: «Были замечательные люди и до него, но ни в одном из них нельзя было усмотреть такой чистоты убеждения, такой преданности делу, такого беспредельного посвящения всего себя исключительно интересам партии, как у Александра Михайлова».

А.Д. Михайлов готовил себя к смерти задолго до суда, и после вынесения смертного приговора, в ожидании казни, он обратился к оставшимся на свободе товарищам с известным завещанием:

Завещаю вам, братья, не расходовать силы для нас, но беречь их от всякой бесплодной гибели и употреблять их только в прямом стремлении к цели…

Завещаю вам, братья, не посылайте слишком молодых людей на смерть. Давайте окрепнуть их характерам, давайте время развить им все духовные силы…

Завещаю вам, братья, контролируйте один другого во всякой практической деятельности, во всех мелочах, в образе жизни. Это спасет вас от неизбежных для каждого отдельного человека, но гибельных для всей организации ошибок…

После помилования А.Д. Михайлова заточили в Петропавловскую крепость. Соседей у него не было, и за два года он не мог ни с кем обменяться даже словом. 26 марта 1882 года в крепости оказались М. Фроленко, М. Ланганс, М. Тригони, А. Арончик и Н. Морозов. В тот же день комендант Петропавловской крепости приказал смотрителю Алексеевского равелина М.Е. Соколову принять из Трубецкого бастиона еще 10 человек и предупредил его, что «принятие и доставление в равелин означенных преступников должно быть произведено… в совершенной тайне. В такой же тайне они должны быть содержимы и в равелине, отнюдь не называя их по фамилиям. Причем для усиления бдительности за преступниками предписываю прибавить посты, один в большом коридоре и один снаружи под окнами, внушив часовым, отнюдь не останавливаться… а иметь бдительное наблюдение посредством незаметного тихого движения: в коридоре – по матам, а под окнами – по земле, но не по плиточному тротуару».

Новые узники прозвали М.Е. Соколова «Иродом», и многие побывавшие в его руках оставили яркие описания личности этого свирепого тюремщика. При появлении в равелине нового арестанта смотритель обращался к нему: «Первое дело – ни слова, ни полслова. Как тебя зовут, кто ты – я не знаю, и знать мне нет надобности». Под стать смотрителю была и остальная стража равелина, но М.Е. Соколов все равно никому из них не доверял и ключи от камер никогда из своих рук не выпускал: он сам присутствовал при раздаче хлеба и обеда, зорко наблюдая и за узником, и за стражей.

Первое время арестантам совсем не давали прогулок, потом один раз в два дня их стали выводить на 15 минут; все остальное время они безвыходно сидели в казематах. Камеры Алексеевского равелина были такими сырыми, что соль за ночь превращалась в рассол. При такой сырости и зловонии, исходящем от параш, камеры не проветривались, так как форточек в них не было. Губительной для здоровья узников была и пища: два с половиной фунта черного хлеба, испеченного из затхлой муки, часто в нем попадались черви и тараканы. Обед тоже готовили из полусгнивших продуктов, а ужин состоял из оставшихся после обеда щей, разбавленных горячей водой. Кроме того, и без того голодавших арестантов администрация тюрьмы нещадно обкрадывала.

Всякие связи с волей узникам были запрещены, переписка с родными не разрешалась, единственной радостью для них оставалась связь между собой. Они перестукивались через стены равелина, но «Ирод» всячески боролся с этим. Ежедневно с лампой в руках он осматривал стены камер, ища на них следы перестукивания – на отсыревших стенах, покрытых плесенью и грибком, они были хорошо видны. Обнаружив их, «Ирод» наказывал виновных. Он посадил П.С. Поливанова в абсолютно изолированную камеру, в которой тот просидел семь с половиной месяцев. Впоследствии он говорил, что такого «срока достаточно, чтобы свести с ума пятерых человек из десяти».

Нескольких месяцев заключения хватило, чтобы многие из народовольцев заболели цингой. На деснах появлялись кровоточащие язвы, зубы разъезжались и выпадали, ноги распухали и чернели. Ступать ими было так больно, как будто в подошвы были вбиты сотни гвоздей. Порой положение становилось угрожающим для жизни узников, и им нужна была медицинская помощь, но и она оказывалась лишь дополнением к суровому тюремному режиму. Врач равелина, в сущности, ничем не отличался от «Ирода», но и его вызывали к больному только после того, как смотритель удостоверится, что врач действительно нужен. Бывало, что «Ирод» отказывался вызывать врача, говоря, что «это не есть болезнь, когда человек гулять ходит». А если врач и приходил, то выписывал больному кружку молока или половинку (а то и четверть) лимона в день, но как только болезнь отступала, лечение отменялось.

Больным цингой рекомендовалось ходить, «и я ходил, – вспоминал впоследствии М.Ф. Фроленко. – Но чего это стоило! Походишь четверть часа и, как сноп, валишься на кровать, и сейчас же не то бред, не то обморок… К вечеру, окончательно выбившись из сил, я валился на кровать. Но новая беда: от переутомления и боли не было сна. Забудешься на минуту и проснешься».

Были в казематах равелина и «живые покойники», которые, прежде чем уйти в мир иной, теряли рассудок. Первым сошел с ума Игнатий Иванов, но потом начальство признало, что он поправился, и узника перевели в Шлиссельбургскую крепость. М. Фроленко писал, что, когда того увозили, «среди гробовой тишины вдруг раздался отчаянный крик погибающего человека; за криком последовала короткая возня-борьба, и слышно было, как что-то тяжелое пронесли по коридору».

В начале июня 1884 года сошел с ума А. Арончик, но помешательство его было тихим, поэтому начальство не обратило на его болезнь никакого внимания и продолжало держать его в равелине. А узнику, считавшему себя лордом и требовавшему свидания с английском послом, казалось, что он окружен самозванцами.

Были среди заключенных и попытки самоубийства, например, в марте 1884 года решил отравиться П.С. Поливанов. Он подставил стул к печке, закрыл трубу и стал дышать угарным газом. Но бдительный «Ирод» вскоре заметил эту уловку, вызвал доктора, и попытка П.С. Поливанова на этот раз не удалась. Тогда узник решил повеситься: он оторвал от простыни две полосы, сделал из них петлю, привязал ее к столбику кровати, надел на шею и спустился на пол. Но и на этот раз «Ирод» спас его, вытащив из петли[54].

Около 20 месяцев провела в Трубецком бастионе Петропавловской крепости Вера Фигнер. Она участвовала в разных предприятиях «Народной воли» и с середины 1882 года оставалась единственным неарестованным членом ее Исполнительного комитета. Стремясь собрать силы для новой борьбы, В. Фигнер продолжала действовать, чтобы создать новый центр, наладить работу типографии и т. д., но по доносу С.П. Дегаева была арестована. Эта невысокая изящная женщина вызывала такое опасение у следственных властей, что о ее содержании в крепости коменданту были даны особые указания. В частности, открывать дверь камеры и выводить ее на прогулку или свидание можно было только в присутствии тюремного начальства.

Соседние камеры оставались свободными, и одиночество действовало на В. Фигнер так сильно, что она, живой по натуре человек, стала терять всякую потребность в общении. На нее тяжело действовали даже свидания с матерью и сестрой, о чем она впоследствии писала: «Зачем нарушать душевное равновесие 20 минутами, в которые не знаешь, что сказать и о чем спросить, и, вернувшись к себе, долго не находишь успокоения, чтобы снова замереть на две недели».

В 1884 году в крепость в четвертый раз был заключен Герман Лопатин – человек яркой индивидуальности. Он не был членом какой-либо партии, но соприкасался с членами многих групп и кружков. Друг Карла Маркса, он был первым переводчиком его фундаментального труда «Капитал»; в 1884 году с группой товарищей вернулся из-за границы, чтобы восстановить партию «Народная воля». Дело повелось активно, но в октябре Герман Лопатин был арестован: взятые у него и у других лиц списки привели к многочисленным арестам, и в Трубецком бастионе Петропавловской крепости оказались Н.М. Салова, П.Ф. Якубович и многие другие. В 1887 году 15 человек были приговорены к смертной казни, которую потом им заменили каторгой; пятерых отправили в Шлиссельбургскую крепость, где Г. Лопатин провел 18 лет…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Петропавловская крепость, Санкт-Петербург, Россия

Какова история Петропавловской крепости?

  • Романов Россия: Петр Великий основал крепость для защиты своей будущей столицы от шведского нападения. В нем размещались 6 грозных бастионов, военная база, политическая тюрьма, собор и Российская казна
  • .
  • Революция: Гарнизон крепости поддержал революцию и сдался большевикам.Здесь находились царские чиновники, члены семьи Романовых и Временное правительство
  • Советская Россия и не только: В течение следующих нескольких десятилетий крепость была превращена в музей и использовалась в качестве исследовательской площадки. После распада СССР последняя царская семья была перезахоронена в соборе
  • .

Романов Россия

Peter and Paul Fortress in the 19th century

Петр Великий намеревался крепость защитить свою будущую столицу от шведского нападения.Он выбрал остров Заячий из-за его расположения, удачно расположенного в самой широкой части Невы.

Знаете ли вы? Название «Заячий» происходит от русского слова «заяц», обозначающего заяц. Обратите внимание на небольшую статую кролика в крепостном рву — если вы бросите деньги на платформу, вам повезет!

Крепость действительно непроницаема, со стенами высотой 12 м и толщиной 20 м, а также шестью бастионами, названными в честь Петра и его правой руки. Несмотря на все это, Петропавловская крепость ни разу не подвергалась непосредственному нападению.

Знаете ли вы? Несмотря на то, что крепость никогда не падала от вражеских атак, ей угрожали катастрофические наводнения, обрушившиеся на низменные болота. Под аркой Невских ворот отмечены самые высокие уровни воды с 1700-х годов до наших дней.

Первая церковь Санкт-Петербурга была построена внутри крепости всего через месяц после основания города и перестроена Доминико Трезини в Петропавловский собор в великолепном стиле барокко. Собор служил гробницей династии Романовых, и здесь были похоронены останки всех российских императоров, кроме двух.

Знаете ли вы? Петропавловский собор и по сей день остается самым высоким православным храмом в мире. Его высота составляет 122,5 метра и увенчана позолоченным шпилем, он виден со всего города и является неотъемлемой частью горизонта Санкт-Петербурга.

В царские времена в Петропавловской крепости находилась главная политическая тюрьма Российской империи — грозный Трубецкой бастион. Среди заключенных были собственный сын Петра Великого цесаревич Алексей, великий писатель Федор Достоевский и брат Ленина Александр Ульянов.


Revolution

The first anniversary of Russian Revolution

Несмотря на то, что крепость была символом имперской власти, гарнизон крепости поддерживал дело большевиков и помогал им в штурме Зимнего дворца. Во время красного террора и гражданской войны члены императорской семьи, Временного правительства и многие другие были заключены в тюрьмы и казнены в стенах крепости.


Советская Россия и за ее пределами

При Советской власти Петропавловской крепости больше не было.В 1924 году Трубецкий бастион и Собор были превращены в музеи, а 30 лет спустя крепость была передана Музею истории Ленинграда. В 1998 году тела царя Николая II и его семьи были окончательно перезахоронены в Петропавловском соборе рядом с другими могилами Романовых. Однако с 2000 года службы в соборе продолжаются.

Знаете ли вы? В крепости располагалась первая советская исследовательская лаборатория, где разрабатывались ракетные двигатели, которые должны были стать прототипами для советской космической программы.Кратеры на Луне названы в честь сотрудников лаборатории ракетных исследований!


Что можно увидеть сегодня в Петропавловской крепости?

  • Трубецкой бастион: Исследуйте камеры главной политической тюрьмы царской России, считая Троцкого, Достоевского и брата Ленина среди ее сокамерников
  • Петропавловский собор: Первая церковь Санкт-Петербурга и самая высокая православная церковь в мире. Посетите императорские гробницы и поднимитесь на колокольню, откуда открывается великолепный вид
  • Невская панорама: Прогулка по навесной стене крепости дает великолепный вид на основные достопримечательности Санкт-Петербурга и возможность увидеть полдень
  • Музей космонавтики и ракетной техники: Расположен в первой советской научно-исследовательской лаборатории, где можно посмотреть оборудование космических кораблей и советские космические кадры, а также узнать о разработке советских ракет
  • Праздников: Примите участие в одном из фестивалей, проводимых в крепости, таких как Масленица, празднование Масленицы, и празднование Дня города 27 мая

Трубецкой бастион

Trubetskoy Bastion in Peter and Paul Fortress, St. Petersburg

Посетители могут увидеть Трубецкий бастион, воссозданный в том виде, как он был в царские времена.Помимо осмотра тюрьмы и камер, вы можете просмотреть фотографии и архивные материалы заключенных, томившихся в этом сыром и темном месте.


Петропавловский собор

Peter and Paul Cathedral - the burial place of Nicholas II

Посещение собора даст вам представление о тех, кто сформировал историю России. Императорские могилы от Петра Великого до Александра III лежат в главном храме, а останки Николая II и его семьи лежат в соседней Екатерининской капелле. Также есть небольшая выставка, подробно рассказывающая об истории семьи Романовых.Великолепный интерьер демонстрирует былое имперское великолепие; Центральным элементом, несомненно, является позолоченный иконостас. Можно подняться на колокольню во время экскурсии, чтобы полюбоваться неповторимым видом на город.


Невская панорама

Nevskaya Panorama in Peter and Paul Fortress, St. Petersburg

Посетители могут прогуляться по навесным стенам крепости. Отсюда открывается прекрасный вид на Неву, Зимний дворец, стрелку Васильевского острова, Адмиралтейство и Исаакиевский собор.

Знаете ли вы? С Невской панорамы вы можете наблюдать за стрельбой из полуденной пушки, продолжающейся с 1730-х годов.Это позволяло синхронизировать часы и отмечать начало и конец рабочего дня.
По субботам летом церемония смены караула сопровождает полдень.


Музей космонавтики и ракетной техники

Museum of Cosmonautics and Rocket Technology in Peter and Paul Fortress, St. Petersburg

Расположенный в бывшей лаборатории ракетных исследований, любой, кто интересуется космической гонкой СССР и США, должен посетить его. Посетители могут увидеть ракетные двигатели, оборудование космических кораблей и кадры советского космоса, а также узнать об испытаниях и запусках советских ракет.

Экскурсии по Петропавловской крепости

Откройте для себя Петропавловскую крепость во время одного из наших туров. Мы тщательно разрабатываем наши экскурсии и подбираем гидов, чтобы ваш визит был увлекательным и беззаботным.


Фестивали

Festival in Peter and Paul Fortress, St. Petersburg

В Петропавловской крепости проходят праздники. Туристы в Санкт-Петербурге во время Масленицы должны посетить Масленицу и насладиться музыкой, рынками, блинами и особым костром.В честь празднования Дня города 27 мая в крепости проходят концерты, парады и салюты.


Прогулка по крепости

Прогулка по периметру Петропавловской крепости позволит оценить монументальную архитектуру ее бастионов и ворот. Вы также можете насладиться небольшим песчаным пляжем на берегу Невы.

Знаете ли вы? В крепости находится статуя Петра Великого, подарок городу, вызвавший споры из-за своей слегка гротескной и непропорциональной формы.Однако если вы потрете руки Питеру, вам повезет, и если молодые женщины хотят счастливого брака, им следует сесть к нему на колени!



Основная информация для посетителей:

Метро: Горьковская (500м), Спортивная (1200м).

Сайт: https://www.spbmuseum.ru/themuseum/museum_complex/peterpaul_fortress/?lang_ui=en

.

Петропавловская крепость

Уникальный памятник истории, архитектуры и фортификационного искусства XVIII-XIX веков

Основанная Петром Великим в 1703 году, Петропавловская крепость считается уникальным фортификационным памятником XVIII-XIX веков. Его архитектурный ансамбль сосредоточен вокруг Петропавловского собора, где находятся могилы всех российских императоров.

Петропавловская крепость заложена 27 мая 1703 года. По легенде, место для новой крепости выбрал сам Петр I — небольшой Заячий остров (по-фински — Енисаари), расположенный в устье Невы.Цитадель в виде шестиконечной звезды построена по проекту французского инженера Ж.Г. Ламбер с участием царя. Шесть завес соединяют шесть мощных бастионов, названных по именам сподвижников Петра I.

Оборонительную систему с запада и востока замыкают Иоанновский и Алексеевский равелины. Два моста — Иоанновский и Кронверкский — соединяют Заячий остров с Петроградом. 1 октября 1703 года крепость освящена. На Монархическом бастионе водружены Андреевские знамена, на валах установлено триста орудий.29 июня 1703 года в центре Петропавловской крепости поставили небольшую деревянную церковь во имя апостолов Петра и Павла, на месте которой в 1712-1732 годах построили каменный собор. С 1731 по 1858 год Петропавловский собор имел статус кафедрального храма столицы, затем причислялся к придворным. Собор служил усыпальницей царствующего Дома Романовых. Здесь захоронены российские императоры и императрицы от Петра I до Николая II, за исключением Петра II и Иоанна VI. С собором крытая галерея соединила Великокняжескую гробницу.

В течение XVIII-XIX веков на территории крепости были построены здания и сооружения различного назначения: Ботный дом, Артиллерийский, Монетный двор, Комендантский и Инженерный дом, а также караульное помещение и другие. В XVIII веке крепость стала тюрьмой государственных преступников, в XIX — главной политической тюрьмой России. При императоре Александре I в начале XIX века крепость впервые была открыта для посетителей. В 1900-х годах в Петропавловском соборе проводились экскурсии по царскому некрополю.В 1924 году Трубецкой-бастион превращен в музей. В 1954 году комплекс зданий Петропавловской крепости был передан Государственному историческому музею Ленинграда (Санкт-Петербург).

Территория крепости и пляж открыты для посещения. К основным памятникам относится история повседневной жизни Санкт-Петербурга XVIII-XIX веков в Доме коменданта гарнизона. Можно посетить тюрьму Трубецкого бастиона, которая когда-то была политической тюрьмой.Среди известных в мире заключенных были Л. Троцкий и Ф. Достоевский. В Лодочном доме изображен первый корабль, положивший начало истории русского флота.

.

Петропавловская крепость

Петропавловская крепость ( _ru. Петропа́вловская кре́пость , «Петропавловская Крепость») — это оригинальная цитадель Санкт-Петербурга, Россия, основанная Петром Великим в 1703 году и построенная Доменико Трезини. проекты с 1706 по 1740 год.

История

Крепость была заложена Петром Великим 16 мая (по юлианскому календарю, далее обозначается буквой «(J)»; 27 мая по григорианскому календарю) 1703 года на маленьком Зайце Остров на северном берегу Невы.Построенный в разгар Северной войны для защиты предполагаемой столицы, форт так и не выполнил своего военного назначения. В течение года цитадель была построена с шестью бастионами из земли и дерева, а с 1706 по 1740 год она была перестроена из камня.

Примерно с 1720 года форт служил базой для городского гарнизона, а также тюрьмой для высокопоставленных лиц. или политзаключенные. Основным тюремным блоком стал Трубецкий бастион, перестроенный в 1870-х годах. Первым, кто сбежал из крепостной тюрьмы (ныне важного места для туристов), был анархист князь Петр Кропоткин в 1876 году.Среди других людей, заключенных в «русскую Бастилию», — царевич Алексис, Артемий Волынский, Тадеуш Костюшко, Александр Радищев, декабристы, Федор Достоевский, Михаил Бакунин и Николай Чернышевский.

Русская революция и после нее

Во время Февральской революции 1917 года 27 февраля (J) на нее напали мятежные солдаты Павловского полка, и пленные были освобождены. При Временном правительстве в крепости содержались сотни царских чиновников для защиты от разгневанных людей.Было задержано столько чиновников, что крепость была заполнена, а остальных пришлось увезти в Михайловский манеж.

Царю угрожали заточением в Крепости по возвращении из Могилева в Царское Село 8 марта (J), угроза не была реализована, и он был помещен под домашний арест. 4 июля (J), когда большевики предприняли попытку путча, крепостной гарнизон из 8000 человек объявил большевикам. Они сдались правительственным войскам без боя 6 июля (J).

25 октября (J) крепость снова быстро попала в руки большевиков. После ультиматума Петроградского Совета министрам Временного правительства в Зимнем дворце, после холостого залпа крейсера «Аврора» в 21.00 орудия «Крепости» выпустили около тридцати снарядов по Зимнему дворцу. Только двое действительно попали, нанеся незначительный урон, и защитники отказались сдать ndash на тот момент. В 02.10 утра 26 октября (к) Зимний дворец был взят войсками Владимира Антонова-Овсеенко, пленных министров увезли в Крепость в плен.

Министры Временного правительства были последними узниками Крепости. В 1924 году большая часть этого места была преобразована в музей. В 1931 году к этому месту была добавлена ​​Лаборатория газовой динамики. Строение сильно пострадало во время бомбардировки города во время Второй мировой войны немецко-фашистской армией, осадившей город. Он был тщательно отреставрирован после войны.

Достопримечательности

В крепости есть несколько примечательных построек, сгруппированных вокруг Петропавловского собора (1712-1733 гг.), Имеющего цифру 123.Двухметровая колокольня (самая высокая в центре города) и позолоченный ангельский купол.

Собор — место захоронения всех русских царей от Петра I до Александра III. Останки Императорских мучеников Николая II, его семьи и окружения также были захоронены там, в боковой части часовни Святой Екатерины, в 80-ю годовщину их смерти, 17 июля 1998 года. К концу 2006 года останки Вдовствующая императрица Мария Федоровна была доставлена ​​из Роскилльского собора под Копенгагеном, чтобы наконец отдохнуть рядом со своим мужем Александром III.

Более новый Мавзолей Великого Герцога (построенный в стиле необарокко под руководством Леона Бенуа в 1896–1908 годах) соединен с собором коридором. Он был построен для того, чтобы вывезти останки некоторых из не царствующих Романовых из собора, где почти не было места для новых захоронений. Предполагалось, что в мавзолее будет до шестидесяти гробниц, но ко времени русской революции их было только тринадцать. Последним захоронением здесь был двоюродный брат Николая II, великий князь Владимир Кирилович (1992 г.).Останки его родителей, Великого князя Кирилла Владимировича и его жены Виктории Федоровны, были перенесены в мавзолей из Кобурга в 1995 году.

Другие постройки внутри крепости включают все еще действующий монетный двор (построенный по проекту Антонио Порта при императоре Павле), Трубецкий и Алексеевский бастионы с их мрачными тюремными камерами и городской музей. По многовековой традиции каждый полдень с Нарышкина бастиона стреляют из пушки. Ежегодные празднования Дня города (27 мая) обычно проводятся на острове, где родился город.

Песчаные пляжи под крепостными стенами — одни из самых популярных в Санкт-Петербурге. Летом пляж часто бывает переполнен, особенно когда на берегу проходит крупный песочный фестиваль.



Статуя Петра I Михаила Шемякина

См. Также

* В связи с празднованием 300-летия своего основания Санкт-Петербург был выбран в качестве главного мотива в недавней финской памятной монете — 10 евро Маннергейма и Памятная монета Санкт-Петербург, чеканка 2003 г.На реверсе монеты изображен Санкт-Петербург с Петропавловской крепостью и тремя башнями. На монете можно увидеть слова «Санкт-Петербург 1703-2003».

Внешние ссылки

* ru icon [ http://www.museum.ru/M112 Официальный сайт ]
* [ http://maps.google.com/maps?hl = en & ie = UTF8 & om = 0 & z = 16 & ll = 59.950186,30.316043 & spn = 0.005029,0.014505 & t = h Спутниковое фото, через Google Maps ]

Группа шаблонов
list =

Фонд Викимедиа.2010.

.

достопримечательностей Санкт-Петербурга. Петропавловская крепость.

Спросите у эксперта по путешествиям

* Нужен совет или вы готовы забронировать, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам. Специалисты VisitRussia помогут вам в режиме 24/7.

Петропавловская крепость в Санкт-Петербурге, расположенная на небольшом Заячьем острове, является историческим центром города. История Санкт-Петербурга начинается с истории крепости. С 1700 года Россия вела Северную войну против Швеции. К 1703 году земли у Невы были завоеваны.Чтобы защитить их от нападений шведов, необходимо было найти здесь ночлег. Крепость была заложена на Заячьем острове 16 (27) мая 1703 года по совместному плану Петра I и французского инженера Жозефа-Гаспара Ламбера де Герена. Этот день считается днем ​​основания Санкт-Петербурга. Крепость представляет собой вытянутый с запада на восток шестиугольник, по углам которого расположены шесть бастионов. Петровские ворота на восточной стороне, спроектированные Доменико Трезини, сохранились со времен Петра I.Петропавловский собор, место захоронения русских императоров и памятник петровского барокко, был достроен после смерти императора в 1733 году. Флюгер в виде золотого ангела с крестом, расположенный на шпиле собора, является один из главных символов города. В соборе похоронены члены семьи Романовых: императоры и императрицы, 26 великих князей и княжон. В часовне Святой Екатерины в 1998 году захоронены останки последнего российского императора Николая II и его семьи, расстрелянные в Екатеринбурге в 1918 году.На противоположной стороне собора находится здание Монетного двора, построенное во времена Павла I архитектором А. Порту. Чеканка была перенесена в крепость еще при Петре I как наиболее охраняемую часть города. Петропавловская крепость никогда не принимала непосредственного участия в боевых действиях. С самого начала своего существования он использовался как главная политическая тюрьма в России. Одним из первых узников крепости стал цесаревич Алексей. В тюрьме содержались декабристы и члены Петрашевского кружка и Народной свободы в Тайном доме Алексеевского равелина.В 1872 году на Трубецком бастионе была построена тюрьма, в которой до 1917 года содержалось около 1500 политических заключенных. С 1924 года Петропавловская крепость входит в состав Музея истории Санкт-Петербурга.

Экскурсии с Петропавловской крепостью

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *